Корейская письменность

"Мишшн импоссыбл", или "Миссион импоссибле"

Большой практической и теоретической проблемой является более или менее корректная запись корейских слов (в особенности имен собственных) при помощи букв других алфавитов, в частности, латиницей и кириллицей.

В связи с этим нужно понять несколько важных вещей.

Во-первых, корректная передача корейских букв или звуков при помощи латиницы или кириллицы невыполнима в принципе.

Эта проблема является частным случаем более общих проблем, связанных с передачей звуков любой речи на письме. Возьмем к примеру русский язык.

Глубоко заблуждается тот, кто думает, что кириллица способна корректно передать звуки русской речи. Ничего подобного! Она передает лишь часть из них. Для многих, наверное, будет открытием, если мы скажем, что в стандартном русском языке 14 гласных звуков (упрощенно говоря, 3 вида «и» или «ы», 3 вида «э», 3 вида «а», 3 вида «у» и 2 вида «о»), причем «е», «ё», «ю», «я» сюда не относятся, ибо это не отдельные звуки, а фактически — слоги из двух звуков.

Русские согласные звуки тоже передаются буквами кириллицы весьма вольно. Начнем с того, что «твердые» и «мягкие» согласные – это, вообще говоря, разные звуки, но данный факт напрямую кириллицей не отражается, некоторые звуки не имеют своих букв – например, «j», который входит в состав упомянутых ранее «е», «ю», «я», глухие звуки часто изображают звонкими буквами, как звук «т» в словах типа «лодка», обратная ситуация – передаем глухими согласными звонкие звуки, как, например, звук «з» в слове «сделать», и так далее и тому подобное.

Попытка более или менее адекватной фонетической транскрипции русской речи неизбежно приведет к необходимости добавления к кириллице разнообразных «черточек», «птичек» и «точечек» (наподобие того, что мы видим в чешском письме или во французском, только в гораздо большем количестве), а также — новых букв. Придется убрать и некоторые ненужные буквы вроде «е», «ё», «я», «ю» или, например «щ», которая есть не что иное, как «долгое мягкое «ш»», и, скажем, в транскрипции Д.Н.Ушакова записывается как «ш» с двумя разными черточками – одна для изображения «мягкости», другая – для обозначения «долготы».

К чему все эти подробности? А вот к чему: если уж мы не можем передать адекватно звуки русской речи с помощью кириллицы, то как вы нам прикажете передавать с помощью той же кириллицы «неродную» ей корейскую речь, практически ни один из звуков которой не соответствует русским звукам? Да никак. Это невыполнимая задача. «Правильной» транскрипции корейской речи кириллицей, вообще говоря, нет и быть не может. Поэтому любая существующая транскрипция – это компромисс, причем компромисс заведомо гнусный.

Выход из этой ситуации такой: искусственно выбрать один из гнусных компромиссных вариантов и – вот тут мы подходим к самому главному! – везде и всегда использовать только его, прощая ему его недостатки. Пусть будет плохо, но зато, хотя бы везде одинаково, чтобы люди не ломали себе голову над загадками типа: Геонгью и Кёнчжу – это разные города или один город по-разному записанный? Йеоуидо и Ёыйдо – это два разных острова или один и тот же? Бусан или Пусан? Как правильно?

Вторая важная вещь, которую надо помнить, связана с тем, зачем вообще нам бывает нужно передавать корейские слова на письме русскими буквами. Существует две важные практические ситуации, в которых люди исходят из совершенно разных своих нужд.

Грубо говоря, есть «туристы». Они приезжают в Корею и хотят сказать водителю такси, куда они собираются ехать. При этом они не знают корейского языка, не знают корейского алфавита, и всё, что у них есть – это название места, записанное на бумажке кириллицей. Скажем, это будет написанное неким чудаком слово «Йеоуидо» (от английского Yeouido). В таком случае наши «туристы» далеко не уедут. Сколько не кричи водителю в ухо «Йе-о-у-и-до!», хоть тысячу раз, вероятность 99%, что он откажется вас понимать. Зато если вы скажете «Ё-ый-до», возможность того, что вас поймут, вырастет значительно. Вот где важна транскрипция, то есть система сравнительно похожей записи звуков корейского языка русскими буквами (хотя мы помним, что система эта всё равно, как ни крутись, будет гнусной, и в большинстве случаев корейский таксист не поймет вас на слух ни за что, даже если вы вооружены самой «хорошей» системой транскрипции, пока вы не выучите корейский язык, не научитесь говорить по-корейски с минимальным акцентом и не станете читать само корейское письмо вместо всех этих дурацких транскрипций).

Итак, с «туристами» мы решили. Им нужна более или менее удовлетворительная транскрипция. Но есть еще одна, довольно большая и жутко серьезная группа людей, жизнь и работа которых связана с Кореей. Часто они хорошо знают корейский язык. И «туристическая» транскрипция им вовсе не нужна. Они прекрасно объяснятся с таксистом просто потому, что им хорошо известно, как звучит название нужного им места на чистом корейском языке. В общении с корейцами в помощи кириллицы они не нуждаются. Среди таких людей есть, например, переводчики или корееведы.

Порой эти люди читают написанные друг другом тексты на русском языке. И если в текстах мелькают корейские слова, записанные русскими буквами, нашим специалистам важно быть уверенными, о ком или о чем идет речь, когда они видят в тексте то или иное имя. В данном случае произношение такого русифицированного корейского слова не столь важно. Важно, чтобы, видя русское написание, человек мог догадаться об исходном корейском написании. Ему нужна система записи корейских букв (не звуков, а именно букв) русскими буквами. Такая система называется «транслитерацией». Взаимопревращением букв.

Новую замечательную систему транслитерации недавно придумали сами корейцы (до этого у них были другие системы — столь же замечательные). Она, как и ее предшественницы, называется системой «романизации», то есть превращения корейских букв в «романские», латинские. Любой человек, знающий эту систему и, кроме того (что немаловажно!), знающий корейский язык, увидев в английском тексте слово Gyeongju, сразу же восстановит в уме его корейское написание и поймет, что речь идет о городе, который на русских картах называется Кёнджу. А если он увидит слово Busan, то он с помощью той же мыслительной двухходовки догадается, что речь идет о корейском городе, который по-русски записывается как Пусан.

Новая система романизации великолепна! Она позволяет с почти математической точностью восстанавливать корейское написание из латинского. Проблема только в том, что. ни на что больше она не годна. И вот люди, которые не знают корейского языка, не знают, каким образом в системе романизации буквы двух языков соответствуют друг другу, — эти люди пытаются делать то, что делать ни в коем случае нельзя — читать словечки типа Gyeongju вслух на основе своих индивидуальных представлений о том, как надо читать латинские буквы. Эти люди не понимают, что система романизации является не транскрипцией (передачей звуков с помощью букв), а именно транслитерацией, то есть изображением закорючек одного алфавита закорючками другого. Поэтому слово Gyeongju в принципе не предназначено для чтения вслух! Оно нужно для того, чтобы по нему восстановить написание корейского слова, и читать уже его, корейское слово, по правилам корейского языка.

К людям, которые всего этого не понимают или делают вид, что не понимают, относятся и корейские чиновники, которые бросились внедрять новую систему транслитерации на всех географических картах Кореи и в прочих материалах, предназначенных для иностранцев вообще и туристов в частности. Вспомним однако наших «туристов», о которых речь шла выше. Всякий пребывающий в своем уме турист, даже если он не силен в лингвистике, где-то на уровне здравого смысла ожидает, что ему на картах предъявят именно транскрипцию. То есть предложат ему такое английское или русское написание корейских слов, чтобы он мог их прочитать вслух – тому же таксисту. В Корее таких наивных людей ждет крутой облом. Бедный турист не знает, что корейские правительственные мудрецы вместо транскрипции подсунули ему транслитерацию, он и не подозревает, что то, что ему подсунули, в принципе не предназначено для чтения вслух. И вот, не зная этого, он – сама невинность! – пытается ковыряться в романизационной абракадабре (такой ясной и понятной для специалиста, но не для туриста), пытается в меру сил что-то там прочесть.

Есть много способов, какими туристы из разных стран могут «прочесть», например, слово Gyeongju. Навскидку: Геонгью, Джеонджу, Жеонжу, Жеонгчжу и т.д. и т.п. Не очень похоже на Кёнджу, которое мы видим на русских картах, не правда ли? А между тем из перечисленных вариантов «Кёнджу» лучше всего передает то, как название столицы древнего государства Силла звучит по-корейски. Вот только «вывести» из Gyeongju слово «Кёнджу» при нулевом знании корейского и Кореи практически невозможно. В этом главная проблема транслитерации. Она не предназначена для несведущих. Однако в Корее ее этим бедным несведущим на каждом шагу пытаются «впарить». С гнусными результатами типа Геонгью.

Итак, имеем две гнусные схемы (они обе такие с точки зрения человека, не знающего корейского языка) – транскрипцию и транслитерацию. Что может быть хуже? А разве что-то может быть хуже, если верить написанному выше? Может. Даже и не сомневайтесь. Потому что можно еще попытаться пойти на компромисс и создать гибрид из транскрипции и транслитерации. Такой гибрид создан в российском корееведении. Это замечательная, великолепная система Холодовича. Коротко говоря (мы уже, наверное, утомили вас, уважаемый читатель, поэтому, коротко говоря) эта система не устраивает никого. Ни туристу от нее не легче (из-за элементов транслитерации, в которые он не «врубается» по определению), ни кореевед с ней работать толком не может (из-за того, что транслитерация во многих местах принесена в жертву транскрипции).

Для примера возьмём какое-нибудь географическое название, записанное по российской системе. Пусть это будет Чхунчхон. Туристу в Корее с этим словечком лучше вообще ни к кому не соваться. Только напугаете собеседника. Он, скорее всего, подумает, что у вас предсмертные хрипы или, в лучшем случае, решит, что в России так чихают. Покажет вам дорогу до ближайшей аптеки. Корееведу тоже не легче. Если нет контекста, совершенно непонятно, о каком именно Чхунчхоне идет речь. Может, о столице провинции Канвондо (Chuncheon в английской транслитерации)? Или, может, об одной из двух провинций Чхунчхон (Chungcheong)? Российская система не делает различий между «n» и «ng». Это очень здорово в плане транскрипции, хорошо для произнесения вслух, но это создает путаницу с точки зрения корееведов, нуждающихся в двух разных способах обозначения «n» и «ng» по-русски, то есть в последовательной и полной системе транслитерации.

Недостатки существующей российской гибридной системы транскрипции-транслитерации можно обсасывать сколько угодно. Почему же мы назвали ее замечательной и великолепной? В припадке сарказма? Нет, нет и нет. Совершенно искренне. Эта система чудесна.

Тем, что она существует.

Одна гнусная система лучше трех разных, не менее гнусных, применяемых одновременно! Поверьте. Это то же самое, как если на вас нападет одна бешеная собака или три сразу. Полная аналогия. В первом случае у вас еще есть шанс спастись. Во втором — вас загрызут.

Вообразите себе трех бультерьеров. Как они с трех сторон кидаются на вас. Хорошо вообразите!

Теперь, надеюсь, вы достаточно напуганы для того, чтобы всем сердцем принять одну, верную в своей единственности систему транскрипции-транслитерации Холодовича? Вы прониклись?

Принять и приручить.

Вообще-то «Сеульский вестник» достаточно «творчески» подходит к этой системе. Местами, в непринципиальных моментах, мы что-то где-то записываем чуточку иначе. Но основной костяк остается.

Следующая важная вещь.

Мы уже выяснили, что в англо-американской литературе и в прессе в последнее время для передачи корейских слов используется новая официальная система транслитерации. Как мы говорили, это фактически означает, что вы не сможете узнать, как на самом деле звучит промелькнувшее в статье название какого-то, к примеру, города, если вы не знаете корейского языка и правил транслитерации. В большинстве своем ваши попытки из английского написания догадаться, как надо записать тот или иной корейский город по-русски будут в такой ситуации обречены на позорный провал. Из этого интересного положения есть только два реальных выхода – спросить у знающего человека (хорошего корееведа) или… заглянуть в наш словарик. Третий выход – выучить корейский язык хотя бы на уровне азбуки и принципов письма. Вам оно надо? Если надо – учите. Родина вас не забудет. А если не надо, лучше спросить у специалиста, чем потом принародно позориться (это мы говорим в первую очередь работникам российских СМИ).

Теперь вернемся к нашим бультерьерам.

Было бы здорово, если бы в англо-американских текстах использовалась одна единственная система – вышеупомянутая новая система романизации. Тогда ей, теоретически, можно было бы обучить хотя бы людей, специализирующихся на новостях из Кореи. И тогда была бы надежда, что по крайней мере самые квалифицированные и дотошные российские журналисты начали бы записывать корейские слова сравнительно правильно. Бультерьер романизации – животное опасное и вредное, но он только один. Значит, всё не так плохо? Есть надежда его побороть?

Оставьте надежду. Всё плохо. Отвратительно. Хуже некуда. Ибо затратив титанические усилия на изучение новой официальной корейской системы романизации и справившись со зверюгой, вы скоро обнаружите, что на вас из-за угла кидаются новые монстры. И целая свора при том. О чем идет речь?

О том, что новая система в Корее плохо соблюдается, часто используются другие, прежние, системы, а в случае с именами людей системы и вовсе нет никакой. В результате, даже зная все на свете системы, вы никогда в жизни не догадаетесь как звучит на русский манер имя, скажем такого в меру известного корейского теннисиста, как Lee Hyung Taik. Просто потому что оно написано безо всякой системы, а как кому-то (или самому Ли или журналистам) захотелось.

Что это? Ли Хюнг Тэк? Ли Хён Тайк? Еще варианты? Вариантов много. В результате то, как этого господина зовут на самом деле, можно узнать только найдя и прочитав о нем новость на корейском языке. Поскольку мы такие новости читали, то мы по секрету скажем вам, что имя этого теннисиста следует транслитерировать как Lee Hyeong Taek. А в системе Холодовича его имя надо писать как Ли Хён Тхэк. Согласитесь, «простому человеку» последнее не очевидно из обоих английских вариантов? Вот и нам так кажется. Но второй вариант (Lee Hyeong Taek) был бы хорош по крайней мере для корееведов. По нему они могли бы вам сразу сказать, как по-корейски и по-русски надо звать этого теннисиста. Однако второй вариант не используется. Первый же вариант (Lee Hyung Taik) – это преступление против человечности. Он хорош только как вещественное доказательство на судебном процессе по делу о покусанных бультерьерами.

Вы окончательно запутались?

Вот и хорошо. Потому что это как раз то состояние, в котором будет пребывать всякий, разбирающийся в вопросе. Раз запутались и не знаете, что делать, значит вы в курсе.

Расслабьтесь. Даже если вас съел людоед, у вас есть два выхода.

Так что либо учите корейский язык, либо смотрите наш справочник. А также пишите письма (например, на форум). Задавайте вопросы. Выступайте с замечаниями и предложениями.

Всегда ваша,
Редакция «Сеульского вестника»

Содержание

При взгляде на корейскую письменность может показаться, что пишут они иероглифами: 시골의아름다운풍경을그리고있습니다

Но это не иероглифы. Это, как ни странно, – буквы, объединенные в слоги. Просто дело в том, что их буквы, во-первых, сильно отличаются и от кириллицы, и от латиницы, а во-вторых эти буквы размещаются в слогах не только слева направо, и не только сверху вниз, а и так и так, заполняя собою объем условного квадратика.

Одна буква может быть слева от другой, как например две буквы тут: . А вот тут три буквы написаны слева направо, образуя один слог: . Или буквы могут быть друг над другом, как например тут размещены три буквы: . А бывает и так, что они расположены и слева направо, и сверху вниз, как, например, вот тут расположены три буквы: , а тут – четыре: .

Всего в корейском языке 40 букв. В принципе, изучив эти 40 букв можно уже читать почти всё, что написано на корейском, за исключением научной и специальной литературы, где корейцы до сих пор довольно активно используют не только свои буквы, но и китайские иероглифы. Когда-то очень давно китайская культура распространилась и на Японию, и на Корею, поэтому нет ничего удивительного в том, что иероглифическое письмо до сих пор является основным видом письменности в японском языке, и вспомогательным – в корейском. Так что для совершенно свободного чтения корейской научной и специальной литературы придется выучить около 2000 китайских иероглифов (не забыв при этом 232 иероглифических ключа…), но это – на любителя.

Корейские буквы очень просты, и именно с этим связана сложность их запоминания. Да, как ни покажется странным, простое запоминать сложнее, чем сложное – просто в силу того, что простое очень легко перепутывается. Поэтому я очень не советую следовать обычному для учебников подходу, когда они выписывают все буквы подряд и предлагают их запомнить. Это совершенно точно приведет к путанице, которая еще долгое время будет отравлять тебе удовольствие от изучения корейского языка. Поэтому я советую учить буквы порциями, а заодно можно начать запоминать и слова.

При запоминании слов я очень советую пользоваться мнемоническими правилами, так как это сильно облегчает запоминание. Каким бы дурацким ни показалось бы тебе мнемоническое правило, оно в любом случае будет намного эффективней, чем полное его отсутствие. Даже более того – дурацкие мнемонические правила зачастую отлично запоминаются. Что такое «мнемоническое правило» и как это работает, ты увидишь ниже.

Еще лично мне очень удобно пользоваться карточками, на одной стороне которых написано корейское слово, а на другой – перевод. Перебирая эти карточки, можно отсортировывать те слова, которые уже запомнились. Накапливать карточки неудобно, гораздо удобнее хранить список выученных слов в файле, так что карточки удобно использовать именно в процессе запоминания.

В общем, запомнить несчастные 40 букв – это все-таки совсем несложно, но есть в корейском языке такая специфическая трудность, которая может довести до слез и до истерики, если к этому не быть готовым, и если неэффективно подходить к решению этой проблемы. Проблема эта – чтение сочетаний букв. Все было бы очень просто, если бы буквы в словах читались просто в соответствии с тем, как это написано в их определении: вот эта буква читается «а», вот эта – «м» и т.д. К сожалению, всё намного сложнее. В корейском языке есть довольно много и довольно запутанных правил чтения. Обычно в учебниках поступают так же, как с буквами – просто вываливают все эти правила одной кучей, да еще в плохо сформулированных предложениях. Результаты могут быть крайне неприятными – полная путаница, ничего непонятно, возникает отторжение, а затем и отвращение. Всего этого можно избежать, если:

а) учить эти правила не одной кучей, а постепенно – одно за другим.

б) для запоминания правил тоже использовать мнемонические правила.

в) вместе с правилами по чтению сразу учить и несколько слов.

Насчет произношения надо сказать, что оно непростое. Например, в корейском есть две буквы «о», две буквы «э», две «е» и ещё две «ё». Говорят, что сами корейцы могут отличить произношение одной «о» от другой, и одного «э» от другого. Лично я в этом сильно сомневаюсь, хотя и не исключаю. А еще есть дифтонги вроде «уо», «уэ», «ыи» и т.д. Так что надо сразу примириться с тем, что точного произношения по учебнику тебе не добиться. В разных учебниках иногда делаются попытки разъяснить читателю – как же правильно произносить тот или иной звук. Например «ё» — это не совсем «ё», а нечто среднее между «ё» и «э», и чтобы получить этот звук, надо задвинуть язык так-то, повернуть губы так-то… в результате получаются такие замысловатые комбинации, что несложно и челюсть вывихнуть. Я этим заниматься не хочу и тебе не советую. Если ты хочешь научиться говорить по-корейски, то надо помногу слушать корейскую речь, а для начала будет совершенно достаточно приблизительно правильного произношения.

В моем курсе 20.000 слов я ставлю озвучку с forvo.com, а затем заменю ее на более качественную собственного изготовления (возьму какую-нибудь симпатичную кореянку для озвучки).

В корейском, как и в японском, и в китайском языках, буквы, слоги и иероглифы получаются более правильно и красиво написанными, если следовать определенному порядку их начертания.

Если два слога стоят рядом, и первый слог кончается на согласную, а второй начинается на гласную, то они почти всегда сливаются и произносятся слитно: санг + о = санго.

Во всех сочетаниях «гласная + согласная», гласная всегда пишется немного крупнее, как например тут: (левая согласная буква мельче правой гласной ) и тут: (верхняя согласная уже нижней гласной).

Ударение в корейском практически всегда падает на последний слог. Скорее это даже не ударение, а понижение тона, которое воспринимается очень похоже на ударение – в общем, если мы будем считать это ударением, то не ошибемся.

Конечно, самую первую часть учебника будет очень трудно сделать интересной, так как вынужденно придется огромное внимание уделить даже не самым простым грамматическим правилам, а изучению букв и (увы) тем самым замысловатым правилам чтения. Заодно необходимо накопить первоначальный запас слов. И всё это надо будет запоминать. Если предвкушение от изучения есть, то первая часть всё-таки будет преодолена с относительно небольшими потерями энтузиазма, а дальше будет интересней.

Корейская письменность

Быть может, рассматривать корейскую письменность именно в этом разделе не вполне уместно, однако вряд ли материал о ней можно было бы без аналогичных оговорок поместить где-либо еще.

Корейский язык резко отличается от китайского. Китайский язык — моносиллабический, корейский — полисиллабический и агглютинирующий. Большинство основ в нем являются либо только глагольными, либо только именными. Некоторые ученые связывают корейский язык с японским и алтайскими языками, другие полагают, что он родствен дравидским языкам Индии. На протяжении многих веков корейцы находились под китайским культурным и политическим влиянием, поэтому вполне естественно, что они заимствовали китайское письмо. Местная традиция приписывает введение китайской письменности в Корее Ван-сину (III в. н.э.). Долгие годы все виды корейского письма были неразрывно связаны со сложной китайской идеографической системой, сильному китайскому влиянию подвергся и сам корейский язык. В корейском множество китайских слов в особенности в языке литературных произведений. Однако корейское произношение китайских слов отличается от произношения их в самом Китае, а корейские иероглифы китайского происхождения не совпадают с теми, которые употреблялись в Китае 1 По сведениям, полученным от проф. А. А. Холодовича, для корейского языка употреблялись те же самые иероглифы, что и для китайского. Самими корейцами создано лишь очень небольшое количество иероглифов. — Прим. ред. .

Совершенно иной письменностью пользуются грамотные люди из народа. Она называется онмун , что значит «народная». Если японцы упростили китайскую письменность, создав слоговые системы, то корейцы пошли гораздо дальше: они изобрели письменность, практически представляющую собой алфавит, который легко усваивается и удобен в употреблении. Как это ни странно, высшие слои общества предпочитали пользоваться иероглифической письменностью, хотя и применяли корейские буквы (подобно тому, как в Японии употребляются слоговые письменности кана) для обозначения окончаний, а иногда также и произношения (в тех случаях, когда оно является сомнительным, то есть когда идеограмма может читаться либо по-китайски, либо по-корейски).

До недавнего времени все официальные документы и учебники в Корее писались по-китайски. На чисто корейскую литературу смотрели с пренебрежением, считая ее «литературой для женщин и для неграмотных». Прежние корейские ученые, гордясь знанием сложнейшей китайской иероглифики, считали необходимым подчеркивать, что они не знают корейской письменности.

Однако христианские миссионеры, поняв, что онмун более удобен для употребления и усваивается неграмотными гораздо легче, чем громоздкая китайская письменность, стали широко использовать онмун при издании священных книг, грамматик и словарей. В 1895 г. официальная газета, которая до того печаталась только китайскими иероглифами, перешла на сочетание онмуна с китайскими иероглифами, с этих пор и до японской оккупации в 1910 г. таким образом печатались все официальные документы. Позднее, в особенности после реорганизации системы просвещения, стремление к чисто китайскому образованию сильно ослабло и основное внимание стало уделяться онмуну. В настоящее время этой письменностью пользуются во всех учебных заведениях.

Гласные и согласные

Онмун состоит из 25 букв, из которых 11 передают гласные звуки, а 14 — согласные. Каждый согласный и каждый гласный звук имеет свой знак. Из букв составляются лигатуры, соответствующие слогам, которые располагаются вертикальными столбцами, направленными сверху вниз (китайское влияние), столбцы следуют друг за другом справа налево (тоже как в китайском). Из 14 букв для согласных 8 можно считать основными, каждая из них имеет свое название. Это k (kiök) , n ( iün или niün ), t (tjigüt), l-r ( iül, riül или niül ), m (miom), p (piop), s ( siot или shiot ), ng ( ihäng ), последняя буква обозначает носовой звук, употребляемый только в конце слога. Все перечисленные согласные употребляются как до, так и после гласных. Буква š также имеет название ( chaat ), но как h и четыре остальные буквы для согласных употребляется только перед гласными. Эти последние четыре буквы для kh, th, ph и šh передают сильно аспирированные звуки и обозначаются знаками для k, t, p и š , измененными присоединением горизонтальной черты. Буква для š является лишь графическим вариантом s . Раньше существовал еще особый знак, имевший форму небольшого треугольника (△) и обозначавший звук, сходный с палатальным п или слабо назализованным y , но теперь он уже не употребляется.

Одиннадцать букв для гласных обычно помещаются в алфавите между s и ng под условным заголовком i . Это — a, ya, ö, yo, o, yo, u, yu, i-ü и краткое a , буквы ya, yö, yo и yu являются просто видоизменениями букв a, ö, o и u, образованными путем добавления горизонтальной или вертикальной линии. Кроме того, путем присоединения вертикальной черты, обозначающей i, к другим буквам для гласных передаются дифтонги ai, öi, yöi и др. Эти дифтонги рассматриваются как особые гласные и иногда произносятся как монофтонги. Буквы для гласных имеют две формы — полную и сокращенную, первая из которых употребляется в начале слова. Весь алфавит может быть сведен к 10 основным буквам для согласных и 6 буквам для гласных.

Совершенен ли корейский алфавит?

Корейский алфавит является единственным алфавитом, созданным на Дальнем Востоке. Некоторые ученые считают его самой совершенной фонетической системой, «выдержавшей испытание временем и проверенной на практике». «Только одна буква передает более чем один гласный звук, но оба звука, передаваемые этой буквой, так близки друг другу, что здесь нельзя говорит, об исключении из общего правила». «Только одна буква обозначает два согласных звука, а именно звуки l и r », которые в корейском языке, как и во многих других языках, являются вариантами, чередующимися в зависимости от звукового окружения, кроме того, их произношение в корейском зависит от диалекта.

Мнение о фонетическом совершенстве корейского алфавита следует считать преувеличенным, так как знаков в этом алфавите меньше, чем звуков в корейском языке.

Отсутствуют особые знаки для звуков g, b, d, dj , существующих в корейском,— они представлены буквами k, p, t и š . Эти глухие звуки чередуются и с полузвонкими g, b, d, dj и со звонкими g, b, d, dj . Звонкое или глухое произношение зависит от окружающих звуков. Так, например, слово an-ta «знать» произносится anda , слово ап-рапк — ambang , to-ra po-ta — tora boda , kake — kage , aneca — andja . Впрочем, корейский алфавит вполне обеспечивает правильное чтение.

Происхождение корейского алфавита

Происхождение этой интересной письменности не установлено. В соответствии с местной традицией, принятой некоторыми специалистами первая попытка создания особой письменности для корейского языка была предпринята корейским ученым Соль Чхоном (690 г. н.э.). Он изобрел слоговую систему, которая называется иду . Тридцать шесть ее знаков были основаны на китайской иероглифике и, возможно, испытали также влияние индийских письменностей. По всей вероятности, это была та самая письменность, которую японская традиция называет «священной письменностью», однако она не оказала заметного воздействия на японские слоговые системы катаканя и хирагана. В дальнейшем, как указывает Эккардт, количество слоговых знаков в системе иду постепенно увеличилось.

После свержения монгольской династии в Китае и воцарения в Корее в 1392 г. новой династии здесь был проведен ряд важных реформ, опирающихся на китайскую культуру. На смену буддизму, подвергшемуся жестоким гонениям, пришло конфуцианство, которое стало государственной религией. При корейском короле Гхэчжоне (1401—1419 гг.) в стране было впервые введено печатание с помощью подвижных медных литер. Как указывает Эллис Миннз, в Китае подвижный шрифт применялся в 1041—1049 гг. н.э. В 1403 г. (за 47 лет до того, как печатание при помощи подвижных литер стало впервые известно в Европе) в течение нескольких месяцев были отлиты сотни тысяч литер.

Это изобретение сделало еще более ощутимыми затруднения, связанные с использованием громоздкой китайской письменности. Не удивительно поэтому, что новый король Сечжон (1419—1451) послал миссию в Нанкин, чтобы посоветоваться о возможности введения упрощен ной письменности. Но так как миссия потерпела неудачу, то Сечжон, прибегнув к помощи грамотных чиновников, изобрел новую письменность. Это произошло, по всей вероятности, в 1446 г., предлагались также и другие датировки этого события, например 1443 г. или «начало XV в.». Некоторые ученые считали, что письменность онмун была изобретена в 1446 г. неким буддийским жрецом. Эта точка зрения является ошибочной, хотя возможность того, что корейский алфавит был создан в буддийских кругах и лишь впоследствии был приписан корейскому королю, не исключена.

В 1777—1781 гг. корейский алфавит был реформирован. По мнению некоторых специалистов, образцом для онмуна послужила письменность деванагари, хотя о каком-либо сходстве со знаками деванагари можно говорить лишь применительно к шести корейским буквам, если же сопоставить обе эти системы в целом, то окажется, что они совершенно различны. Ряд ученых предполагал связь с латинским алфавитом, но, хотя в хронологическом плане это возможно, такой вариант все же должен быть исключен.

Наибольшее число сторонников имеет теория, связывающая происхождение онмуна с ранним распространением буддизма в Корее и с сильным влиянием в Корее буддийской, в особенности тибетской, литературы. Полагают, что прототипом для корейского алфавита явилась тибетская система письма. Эта точка зрения была принята Тэйлором, а также другими учеными, в том числе Г.И. Рамстедтом. Если считать эту теорию правильной, то изобретение онмуна следует приписать буддистам, что позволило бы понять, почему эта письменность до последнего времени встречала неприязненное отношение со стороны высших слоев корейского общества. П. Андреас Эккардт выдвинул другую теорию: он считает, что корейский алфавит составляют простейшие элементы — кружки, линии, углы,— форма которых подсказана очертаниями корейских окон и дверей. (Эту теорию нельзя считать правдоподобной.) Другие ученые, например Иенсен, также полагают, что онмун не связан ни с какими другими письменностями.

Таким образом, проблема происхождения корейского письма остается пока нерешенной. На наш взгляд, большинство корейских букв создано произвольно, хотя в целом алфавит является результатом применения диффузии идеи к корейскому языку. Нет сомнения в том, что в начале XV в. н.э. в китайских и корейских буддийских монастырях были известны различные письменности, в том числе и тибетская, которые легко могли навести Сечжона на мысль о создании алфавитной письменности. Если это верно, то вопрос об изобретении отдельных букв имеет второстепенное значение.

Необходимо учесть еще несколько обстоятельств:

  1. деятельности Сечжона в области создания письменности должно быть уделено больше внимания (ср. сказанное выше об изобретателях других алфавитных письменностей Месропе, Кирилле, Вульфиле и т.д.), так как он весьма своеобразно использовал известные письменности в качестве основы для создания корейского письма, многие знаки он прямо заимствовал из этих письменностей, некоторые изменил, а ряд знаков создал произвольно,
  2. корейский алфавит был изобретен сравнительно поздно, то есть в такое время, когда идея алфавитного письма давно уже была не нова,
  3. китайская письменность, употреблявшаяся в то время в Корее, совершенно не соответствовала корейскому языку.

Структура иероглифа

Более 4 тысяч лет иероглифика является единственной общепринятой в Китае и Тайване системой письменности, а отдельные компоненты, которой используются в языках многих странах Восточной Азии, в том числе и в корейском языке.
Современный корейский язык использует смешанное написание, при котором для написания корейских грамматических окончаний используется Хангыль, а для обозначения китайских корней слова — Ханча.
Корейское алфавитное письмо состоит из букв — знаков, каждый из которых имеет строго закрепленное за ним звуковое произношение, но не несет сам по себе никакой смысловой нагрузки. Например, буква "а" всегда будет читаться как "а", вне зависимости от того, в какое слово мы ее поставим.
В иероглифическом письме каждый используемый знак — иероглиф (или идеограмма) имеет строго закрепленное за ним смысловое значение и изображение, но его произношение в различных языках, может отличаться. Например, иероглиф — 行 одинаково пишется и имеет одно смысловое значение в китайском, корейском, японском языках, но произносится по-разному. Это главная особенность, отличающая иероглиф от буквы корейского алфавита.
Корейское слово может состоять из одного или нескольких китайских корневых элементов, записанных буквами корейского алфавита. Например, слово "словарь" может записываться как иероглифами — 辭典 , так и корейскими буквами – 사 전. Корень слова берется из китайского языка (односложная морфема). Так, слог – 사 изображается иероглифом — 辭 , а слог — 전 изображается иероглифом — 典 .
Обычно слог состоит из двух или трех букв корейского алфавита. Но для написания слогов с использованием китайской иероглифики необходимо:
• Знать корейское значение и произношение китайского иероглифа.
• Уметь сосчитать количество черт во всем иероглифе.
• Уметь находить в иероглифе главный ключ.

В корейских словах встречается омонимия — ситуации, когда два слова с разными значениями произносятся и пишутся на Хангыль одинаковыми слогами исходя из правил произношения и написания китайского иероглифа на корейском языке. Это создает определенные трудности при чтении научных и специальных текстов. Слова, используемые в таких текстах, часто состоят из нескольких слогов корейского алфавита, которые имеют разные значения, но одинаковое написание корейскими буквами и в словарях, и в текстах. Для облегчения понимания смыслового значения этих слов и их правильного перевода рядом с такими словами в скобках даются иероглифы, показывающие, что данное слово есть заимствование из китайского языка и имеет только одно, присущее этому слову смысловое значение. Необходимо знать, что написание иероглифа и его отдельных "черт" подчиняется определенным правилам, которые следует неукоснительно соблюдать. Особенно последовательность написания "черт":
• Иероглиф пишется сверху вниз.
• Иероглиф пишется слева направо.
• Сначала пишутся горизонтальные черты, затем вертикальные и откидные. Нижняя горизонтальная черта, если
она не имеет пересечений, пишется после вертикальной.
• Сначала влево пишется откидная чета, затем – вправо откидная черта.
• Сначала пишутся черты, составляющие внешний контур знака, а затем — черты внутри его.
• Сначала пишется вертикальная черта, находящаяся в центре (если она не пересекается горизонтальными), затем — боковые черты.
• Если центральная вертикальная черта пересекается горизонтальными, то она пишется последней. Если она не пересекает последнюю горизонтальную черту, то горизонтальная черта пишется последней.
• Точка справа пишется последней.
• В том случае, если в иероглифе есть ключи таких типов, как , то они пишутся первыми.

Любой иероглиф состоит из определенного сочетания простейших черт. Но он также включает в себя и более сложные компоненты – ключи. Каждый ключ имеет определенное значение и может применяться и как самостоятельный иероглиф, и как составная часть сложного иероглифа. Ключи лучше всего выучить наизусть, так как их знание помогает разбираться в структуре иероглифа, легче усвоить его начертание, запомнить его смысловое значение, быстро найти иероглиф в словаре. Ниже приводятся 232 ключа.

Ресурсы по истории корейской письменности

  • Корейское письмо.
  • Китайские иероглифы и корейская письменность. Андрей Ланьков.
  • Утверждается, что в Корее письменность (синчжи — "священное письмо") появилась пять тысяч лет назад, и именно она послужила основой для создания современного корейского слогового алфавита, узаконенного в 1444 году в трактате "Наставления народу о правильном произношении".

Древнекитайское иероглифическое письмо в Корее (ханмун)

В V веке (или ранее) китайское письмо проникает в Корею, где несколько трансформируется (некоторые китайские иероглифы изменены, около 250 иероглифов изобретены) и получает название ханмун. Корейские эпиграфические памятники на ханмуне как раз датируются началом 5 века.

На основе ханмуна в 692 г. буддийский наставник государства Силла Соль Чхон (псевдоним Пинвольдон, 650-730) создает «чиновничье письмо» иду – вспомогательное письмо к иероглифике. При помощи иду (условное название любой разновидности фонетической записи корейских слов до изобретения корейского алфавита) записывались корейские слова и агглютинативные аффиксы.

В 7-11 вв. использовалась разновидность иду – хянчхаль (у одних иероглифов брались только значения, а у других только звучание).

В 10 в. распространился стиль ичхаль (имун, или собственно иду), в котором специально отобранные китайские иероглифы передавали отдельные слоги, морфемы и синтагмы.

После 10 в. в ходу письмо кугёль (ипкёт, тхо), в котором мелким шрифтом к китайским иероглифам добавлялись модифицированные знаки китайского письма. Число таких знаков было около 40 — они обозначали корейские грамматические категории, которые с 15-го века стали записывать изобретённым корейским алфавитом хангыль (впоследствии запрещённым).

Переход с ханмуна на хангыль

До хангыля у корейцев в ходу была китайская иероглифическая письменность, которой удалось удерживать свои позиции в делопроизводстве и в среде образованной правящей верхушки до начала 20 в. Ввиду высокой доли в корейской лексике китайских слов возникла система смешанного иероглифически-буквенного письма, в котором иероглифы служат для передачи китайских заимствований, буквы же используются в целях обозначения глагольных окончаний, неизменяемых частиц и исконно корейских слов [почти как в Японии, только японцы и свои исконные слова могут записывать иероглифами]. Этот тип письменности до сих пор превалирует в Южной Корее вопреки попыткам ограничить или запретить употребление китайских иероглифов.

Обычный корейский газетный текст примерно на 3/4 (80%) состоит из китайских заимствований. Поэтому если все слова китайского происхождения записывать иероглифами, то иероглифы составят примерно половину текста (поскольку суффиксы и окончания всё равно записываются корейским алфавитом).

В самом полном словаре иероглифов, который был подготовлен около тысячи лет назад, было учтено 53 тысячи знаков. Заведомо известно, что некоторые иероглифы не попали даже в этот гигантский словарь, так что иероглифов ещё больше, скорее всего, около 60 или даже 70 тысяч. Однако это вовсе не означает, что грамотный человек должен знать их все. Подавляющее большинство этих иероглифов составляют различные варианты одного знака или архаизмы. Даже самые образованные люди редко в состоянии запомнить более 10 тысяч знаков, обычному же человеку даже в Китае, где иероглифы используют очень широко, для жизни с лихвой хватает 4-5 тысяч знаков. В Корее и Японии даже хорошо образованный человек редко знает более 3000 иероглифов.

Вопреки националистической пропаганде, внедрение корейского алфавита хангыль отнюдь не является безусловным благом, на что указывают и продолжающие своё сопротивление сторонники широкого использования иероглифики. Они подчеркивают, что иероглифика, во-первых, является системой письменности, общей для всех стран Дальнего Востока – Китая, Японии, Кореи, Тайваня, Сингапура, Гонконга и, исторически, Вьетнама. Сейчас укрепление экономических связей между этими странами является одной из важнейших задач их внешней политики. Отказ Кореи от иероглифики подрывает подобные связи и затрудняет взаимопонимание между корейцами и их соседями. Второй аргумент — иероглифика делает «прозрачной» этимологию слов, позволяет легко понимать их происхождение и, при необходимости, просто создавать новые слова и выражения из китайских корней. По сравнению с новообразованиями из корейских корней или заимствованиями из западных языков такие неологизмы отличаются краткостью и удобством в использовании. В-третьих, без иероглифов понимание специальных текстов часто невозможно из-за распространённой омонимии. В-четвёртых, знание иероглифики – это необходимое условие для понимания старой корейской культуры.
(Андрей Ланьков, с незначительными изменениями)

Корейский буквенный алфавит (хангыль)

Корейское фонетическое письмо (алфавит) является государственным в КНДР и официальным в Южной Корее, а также в созданном в 1952 г. Яньбянь-Корейском автономном округе провинции Гирин в КНР (столица округа – г. Яньцзи). С 1947, когда Корея разделена на два государства функционируют две литературные нормы (пхеньянская и сеульская), имеющие специфику в фонетике и стилистике.

Алфавит корейцев состоит из 40 букв, многие из которых являются лигатурами других. Дополнением к нему служат ханчча — китайские иероглифы. В Северной Корее используется только хангыль, в Южной Корее — и хангыль и ханчча.

Корейский алфавит хангыль ("великое письмо") был разработан группой ученых под руководством короля Сечжона (Сёджона) Великого (настоящее имя Ли До) в 1443 г. Традиция упоминает 8 имен: Чон Нин Джи, Чхве Хан, Пак Пхэн Нён, Син Сук Чу, Сон Сам Мун, Кан Хи Ан, Ли Гэ, Ли Сон Но. Официальной датой создания корейской письменности считают 1446 год, когда был опубликован документ "Хунмин чоным" ("Наставление народу о правильном произношении"). Слог хангыля образуется вписыванием всех составляющих его звуков в воображаемый квадрат (сверху вниз и слева направо), отчего получающийся в результате символ приобретает сходство с китайским иероглифом. Однако это не иероглифы — это просто комбинации символов. До сих пор корейский алфавит продолжает удивлять исследователей лаконичностью и стройностью форм.

Существует два десятка теорий относительно происхождения корейского письма. Наиболее убедительная указывает на его родство с тибетским силлабарием. На это указывает не только схожесть букв (сравните: ), но и аналогии в структуре обеих письменностей: 1) наличие строгого слогоделения, 2) специфика применения знака для «немого согласного» в начале слога, 3) расположение знаков для гласных относительно букв для согласных в слоге, 4) лигатуры и др. Восхищает широта кругозора разработчиков корейского письма. Они несомненно были знакомы не только с тибетским, но и другими дальневосточными силлабариями: японской кана [хотя есть противоположное мнение влияния хангыля на кану], тибето-монгольским квадратным письмом пагба (пакба, пассепа), помсо, а также с монгольским письмом (которое повлияло на создание "монгольской" вертикальной стилизации хангыля).

Первый памятник корейского письма – эдикт Сёджона о введении корейского письма «Хунмин чоным» (Наставление народу о правильном произношении, 1446) с обширными комментариями к нему. С 15 в. знаки корейского письма добавлялись к китайским иероглифам для обозначения служебных слов и грамматических показателей. Дата выхода в свет «Хунмин чоным», 9 октября, отмечается как День хангыля в Южной Корее. Северокорейский аналог отмечается 15 января.

Однако, 10-й царь династии Чосон Ёнсангун в 1504 запретил хангыль, а царь Чунджон в 1506 упразднил Министерство народного письма (Онмун). На протяжении веков корейское письмо оставалось лишь транскрипционным средством для китайских иероглифов. Тем не менее, на нем записана некоторая часть корейской литературы: комментаторской (к буддийскому канону и конфуцианской классике), художественной (средневековая корейская повесть, поэзия в жанрах сиджо, каса и др.), учебная (словари, силлабарии).

До 20 в. в хангыле не существовало официальных орфографических правил. Из-за связывания конечного согласного с начальным гласным следующего слова, диалектных различий и других причин произношение корейских слов потенциально может иметь несколько вариантов. Царь Сёджон предпочитал морфологическое написание фонетическому. Однако в хангыле преобладало фонемное озвучивание. С течением времени орфография стала частично морфофонемной, сначала это коснулось существительных, затем и глаголов.

Впервые после гонений хангыль появляется в официальных документах после реформ Кабо, когда в 1895 кореизированная форма китайского языка (ханмун) была заменена смешанным (китайско-корейским) языком. В это время корейское письмо по своей структуре напоминало японское: корни писались китайскими иероглифами, а служебные морфемы – хангылем. Чу Си Гён и другие лингвисты начали «Движение за корейскую письменность» (Кунмун ундон). С 1896 выходят многочисленные газеты на корейском языке. Тем не менее, лишь в 1933 современный литературный корейский язык был кодифицирован как «стандартный язык» (пхёджумаль). В том же году была принята морфофонемная орфография. Документ, регламентирующий новые правила, называется «Хангыль мачхумбоп». В 1988 корейским министерством образования была выпущена его последняя на данный момент редакция.

C 1905 Корея становится протекторатом Японии, а в 1905-1945 – колонией. С 1945 после обретения независимости от Японии хангыль объявляется официальным письмом. В 1947 раздел Кореи на Северную (КНДР) и Южную (Республика Корея) повлиял на создание региональных вариантов корейского письма. В современном корейском письме 40 графем (на Севере и Юге порядок их различен). Орфографические нормы в обеих Кореях различны: например, в Северной принят морфемный принцип написания слов, а в Южной (с 1989) – существует тенденция к слоговому написанию. В двух государствах различно отношение к национальному письму. С 1949 в КНДР при Ким Ир Сене (1912-94) стали употреблять чисто корейское письмо (китайские иероглифы используются только в научных трудах). Этому способствовало провозглашение здесь идеологии коммунизма с опорой на всеобщую грамотность беднейших слоев. В Южной Корее продолжают ограниченно применяться китайские иероглифы — там лишь в 1973 при Пак Чжон Хи (1917-79) китайская иероглифика была заменена корейским буквенным письмом.

Король Седжон — создатель корейского алфавита хангыль

Издававшийся в 1980-1990 гг. в Южной Корее для международной аудитории — распространялся в посольствах страны за границей — ежеквартальный иллюстрированный журнал «Сеул» в своей заметке «Хангыль и великий король Седжонг» (выпуск за зиму 1997 г., цитата по русскому изданию) писал о создателе хангыля:

«Король Седжонг (также в русском его имя пишется как Сечжон и Седжон Прим. Portalostranah.ru), годы правления: 1418-1450, четвертый монарх династии Чосон (1392-1910), внес неизмеримый вклад в развитие страны и оставил неизгладимый след в ее истории. Он родился в 1397 году и был третьем сыном в семье короля Тэджонга (1400-1418). В 22-летнем возрасте он унаследовал престол своего отца, несмотря на действовавшую в то время практику наследования престола первым сыном (Считается, что король выделил Седжон, отрекшись от трона и отойдя от дел, именно за его способности Прим. Portalostranah.ru). Щедро одаренный от природы разнообразными талантами, король Седжонг уже с раннего детства отличался от сверстников выдающимися способностями.

В начале XV века король укрепил базу молодой династии, путем реорганизации политической структуры и усиления верховной власти, и тем саамы положил начало «золотому веку» в истории страны.

Король Седжонг активно способствовал развитию науки, изящных искусств и музыки. Но самый большой вклад в развитие Кореи он сделал в 32-летнем возрасте, когда по его заданию учеными был разработан национальный корейский алфавит Хунмин Чонг-Ум или хангыль, который стал величайшей культурной корейцев всех поколений.

До введение хангыля в 1446 году корейцы пользовались китайскими иероглифами для записи корейских слов. Искренне беспокоившийся о благе своего народа, король Седжонг сильно переживал из-за того, что большинство его поданных было неспособно изучить слишком трудные китайские иероглифы, и не умея читать, оказывалось отрешенным от благ письменной культуры. Объясняя пользу от введения корейской азбуки вместо китайских иероглифов, Седжонг говорил: «Звуки нашего языка отличаются от китайских звуков, и поэтому они не могут быть точно переданы при помощи китайской письменности. Хотя многие неграмотные люди хотят выразить свои мысли в письменной форме, они не могут этого сделать. По этой причине, я разработал новый алфавит из 28 букв. Люди смогут их легко выучить и использовать для своего удобства в повседневной жизни».

Хангыль был плодом целеустремленных усилий Седжонга и ученых специального института, который он учредил для этой цели. Перед тем как объявить о новом алфавите, на хангыле была написана книга «Песня летящих Драконов», эпическое сочинение, воспевающее династию Чосон.

Завершенное в 1445 году и состоявшее из 125 строф, это выдающееся литературное взведение послужило демонстрацией поэтической глубины корейского языка.

Седжонг также написал на хангыле буддийский гимн «Песни отражения луны в тысяче рек».

Достижения короля соответствовали его философии и целям обеспечения национального суверенитета и воспитания созидательного национального духа. Он реорганизовал систему наказаний, чтобы защитить рабов от физических наказаний со стороны их хозяев, создал специальные хранилища, в которых запасался рис для бедняков, и освободил от налогов необрабатываемые и затапливаемые земли.

Для обеспечения независимости от Китая и развития традиционной корейской культуры, он приказал Пак Юну систематизировать музыкальные ноты и создать новые самобытные музыкальные инструменты, такие как пйонгйонг, представлявший собой набор каменных колокольчиков.

Он предпринял успешные экспедиции на Цусиму (Цусима — остров в Японском море, ныне принадлежит Японии, во времена Седжона пираты с Цусимы досаждали Корее Прим. Portalostranah.ru) для того, чтобы выгнать оттуда японских захватчиков, и несколько раз воевал с джурдженями (также известны как чжурчжэни — народность тунгусо-маньчжурской группы, позднее ассимилировалась с монголами Прим. Portalostranah.ru) на севере, чтобы защитить северную границу по рекам Туманган и Ялу, которые до сих пор остаются границей между Кореей и Китаем.

Король Седжонг способствовал развитию астрономии и других наук. К числу сделанных под его патронажем научных достижений относятся первые в мире солнечный циферблат, водяные часы. Водяные часы, названные Чангенну и имевшие автоматический механизм для сигнализирования времени, находились в южной части дворца Кенбоккун (г. Сеул, тогда Хансон Прим. Portalostranah.ru) и использовались в качестве главных часов страны, по которым устанавливалось стандартное время.

Кроме того, Седжонг реорганизовал систему мер и весов и приказал своим ученым составить «Географическое описание восьми провинций», которое стало самым подробным географически документом своего времени и включило полезную информацию об административном делении регионов Кореи, топографических характеристикам каждой местности и особых названиях, употреблявшихся для отдельных мест.

В годы правления Седжонга произошли кардинальные изменения в технологии печатания. Он основал литейную мастерскую для изготовления медных и свинцовых печатных форм, которые использовались для выпуска книг. Более 350 новых книг было опубликовано за годы правления короля.

В этом году исполняется 600 лет со дня рождения короля Седжонга. Его день рождения, приходящийся на 15 мая, отмечается в качестве Дня учителя, поскольку король был и по сей день остается главным учителем для всех корейцев», заключал журнал «Сеул» в своей заметке в выпуске за зиму 1997 г. .

Страница русского издания ежеквартального иллюстрированного журнала «Сеул» с заметкой «Хангыль и великий король Седжонг» (выпуск за зиму 1997 г.).

Журнал распространялся через посольства Республики Корея по всему миру.

На странице портрет короля Седжона и изображение копии книги «Объяснения и примеры Хунмин Чонг-ум», изданной по повелению Седжона для объяснения принятой тогда письменности хангыль.

Страница русского издания ежеквартального иллюстрированного журнала «Сеул» с заметкой «Хангыль и великий король Седжонг» (выпуск за зиму 1997 г.).

Журнал распространялся через посольства Республики Корея по всему миру.

Здесь картина, показывающая как Седжон провозглашал новый алфавит в тронном зале дворца Кенбоккун (Сеул, тогда Хансон).

Отметим, что соответственно в 2017 г. исполнилось уже 620 лет со дня рождения короля Седжонга. В 200-е гг. один их новых городов Южной Кореи получил наименование в честь короля — Седжон. А теперь посмотрим на специфические особенности корейской письменности хангыль.

Латиница и кириллица (Система Концевича) для корейского

В 1930-е годы в СССР был разработан проект латинизации корейской письменности [для советских корейцев?]. Алфавит был утверждён в 1935 году, но на практике не использовался:

a в d e ? g h i y k kh l r m n ng o ? ? p ph s t th u z

В середине 1950-х годов профессор А. Холодович разработал систему транскрипции корейского лигатурного алфавита с использованием кириллицы. Вскоре эта система была доработана советским кореистом Л. Концевичем, которая отличается использованием дж вместо чж для описания звука, передаваемого буквой в интервокальной позиции, а также слитным написанием корейских имен. В настоящее время система Концевича стала фактически стандартом транскрибирования корейского языка.

Что такое хангыль

Страница русского издания журнала для заграницы «Кореана» (осень 2007 г, №3, Koreana — Ежеквартальный журнал о культуре и искусстве Кореи, издаваемый с 1987 года Корейским фондом международного культурного обмена под патронатом Министерства иностранных дел Республики Корея) с цитируемой здесь статьей «Хангыль — лучшая азбука в мире».

Иллюстрация на стр. показывает, в частности, как форма согласных букв хангыля условно напоминают органы речи, используемые для артикуляции звуков.

Далее предлагаем выдержки из двух статей еще одного южнокорейского журнала для заграницы «Кореана» (осень 2007 г, № 3, Koreana — Ежеквартальный журнал о культуре и искусстве Кореи, издаваемый с 1987 года Корейским фондом международного культурного обмена под патронатом Министерства иностранных дел Республики Корея) — статьи «Хангыль — лучшая азбука в мире» и «Письменность, помогающая сближению народов», разъясняющих принципы письменности хангыль:

«Простая для изучения письменность

Отличительной характеристикой хангыля является то, что эта письменность появилась «неожиданно» и сравнительно в недалеком прошлом. Более того, хангыль считается единственной письменностью, которая была создана в точно установленное время и известным человеком (в данном случае подразумевается король Седжон, также, напомним, в русском его имя пишется как Сечжон и Седжонг Прим. Portalostranah.ru).

Алфавит пангба, который, по мнению некоторых исследователей, оказал влияние на создание хангыля, был создан в XIII веке тибетским ламой Пангба. Этот алфавит просуществовал недолгое время и не приобрел такого значения в истории письменности, как хангыль.

Хангыль отличается от других систем письменности тем, что принципы его создания и предназначение были системно установлены с самого начала. Хангыль характеризуется крайне рациональной структурой, которая делает его доступным для любого человека. Большинство других систем алфавитного письма представляют собой результат многовековой эволюции, поэтому они не обладают системностью и рациональностью. В хангыле слабые, придыхательные и сильные согласные созданы в интуитивно понятной и выразительной форме, например: ㄱ [g, k] — ㅋ [k] — ㄲ [kk], ㄷ [d, t] — ㅌ [t] — ㄸ [tt], ㅂ [b, p] — ㅍ [p] — ㅃ [pp]. Базовые формы представляют символичное изображение языка, нёба, зубов и горла при произношении этих звуков.

Эта отличительная особенность хангыля представляется совершенно удивительной даже с точки зрения современной лингвистической теории.

Данная отличительная особенность позволяет иностранцам легко читать и писать по-корейски. Большинство людей, которым показывают связь между буквами корейского алфавита и органами речи, используемыми при их артикуляции, а также способ образования слогов из букв, очень быстро начинают писать по-корейски. Доктор Вернер Сассе (1942 г.р.), почетный профессор Гамбургского университета, который первым из немецких ученых получил степень доктора наук в области корееведения, сказал, что поначалу он думал, что хангыль очень сложная система письменности. Но когда он обучал своих собственных детей, которым в то время было десять лет, они быстро выучили и запомнили корейскую азбуку. Он сказал, что вскоре они стали писать немецкие слова фонетически, используя хангыль, создавая свои секретные, «зашифрованные», послания.

Корейскую азбуку, известную в настоящее время как хангыль, раньше называли «хунмин чонъым». Созданная в XV веке «хунмин чонъым» намного опередила свою эпоху. В основе ее создания были использованы теоретические принципы, ставшие известными лингвистике только в XX веке. Уникальность «хунмин чонъым» заключается также и в том, что это единственная письменность в мире, у которой известны имя создателя и точная дата его создания.

В 12-ом месяце 1444 года по лунному календарю король Сечжон (1418–1450 гг.), четвертый монарх династии Чосон (1392–1910), собственноручно создал азбуку. Об этом существует запись, относящаяся к девятому месяцу 28 года правления короля Сечжона, сделанная в 113-ом томе 163-хтомной хроники «Сечжон силлок» (Хронике правления короля Сечжона), которую составляли 60 придворных чиновников.

Известный чиновник и ученый эпохи Чосон Чон Инчжи (1396–1478 гг.), который в своей книге «Хунмин Чонъым хэрёпоп» (Наставление народу о правильном произношении с объяснениями и примерами) описал цели создания корейской азбуки и объяснил правила ее использования, есть следующие строки: «Зимой в год Кехэ (1443 г.) наш король изобрел 28 знаков чонъым. и назвал их «Хунмин чонъым».

Хангыль создан с использованием принципов неоконфуцианской космологии (учения о Инь—Ян и пяти первоэлементах) и научных законов артикуляции звуков. Удивительно, что в начертаниях корейской азбуки выражаются и их звуковые характеристики. В соответствии с философскими принципами неоконфуцианской космологии различие между фонемами выражается с помощью симметрии верх—низ и левый—правый, а также присоединением дополнительных черт. Согласные и гласные звуки записываются вместе, образуя слоги, которые могут записываться в различных комбинациях горизонтально и вертикально. Можно также писать линейно, один знак за другим, и даже в этом случае запись будет понятной. С помощью хангыля можно выразить не только звуки человеческого голоса, но также пение птиц и звучание ветра.

Первоначально хангыль состоял из 28 букв: 11 гласных и 17 согласных звуков. Гласные звуки » • «, «ㅡ», «ㅣ» своей формой символизировали «небо» (天), «землю» (地), «человека» (人). Из этих трех основных форм знаков образовывались другие гласные, на основании философских принципов противопоставления Инь и Ян, пяти первоэлементов (металла, воды, ветра, огня и земли) и «пяти направлений» (востока, запада, юга, севера и центра).

Согласные условно напоминают органы произношения, которые участвуют в их артикуляции, или измененные формы этих органов во время произношения. Согласные звуки подразделялись на пять групп: «заднезубные звуки» — 아음 (牙音) ㄱ, «язычные звуки» — 설음 (舌音) ㄴ, «губные звуки» — 순음 (脣音) ㅁ, «зубные звуки» — 치음 (齒音) ㅅ, «гортанные звуки» — 후음 (喉音) ㅇ. А в соответствии с фонетической характеристикой, не имеющей точных соответствий в фонетике других языков, включают слабые взрывные согласные — 전청 (全淸, 평음), придыхательные согласные — 차청 (次淸, 유기음), сильные взрывные согласные — 전탁 (全濁, 유성음) и сонорные (плавные и носовые) согласные — 불청불탁 (不淸不濁, 비음/유음). Присоединением дополнительных черт к основным согласным можно создать еще несколько десятков согласных звуков.

Комбинация гласных и согласных в начальной, срединной и финальной позициях позволяет составлять слоги. Данная особенность «хунмин чонъым», т.е. способность создавать смешанные слоги, наиболее отчетливо проявилась в современной технологии печати.

В середине 1990-х годов на факультете лингвистики, филологии и фонетики Оксфордского университета, который считается одним из лучших в мире в области лингвистики, было проведено изучение 30 систем письменности на предмет их рациональности, научности и оригинальности. По результатам этого исследования хангыль занял первое место. В 1989 году ЮНЕСКО учредила премию имени короля Сечжона, которой награждаются группы или отдельные люди, внесшие значительный вклад в дело борьбы с неграмотностью, а в 1997 году хангыль был включен в Список мирового культурного наследия.

В сравнении с другими азбуками Хан-гыль имеет несколько отличительных черт. Английский лингвист Джеффри Сэмпсон назвал хангыль «featural writing system», т.е. письмом, отражающим дифференциальные признаки фонем, и самой научной из всех систем письменности. Голландский лингвист Говард Ф. Вос также назвал хангыль самой совершенной системой письменности в мире. Профессор Умеда Хироюки из японского университета Рейтаку заявил, что хангыль — это самая развитая система письменности в мире, которая намного превосходит латинскую письменность. Какие же характерные особенности присущи хангылю?

Во-первых, хангыль — это фонематическое письмо, обладающее уникальной структурой, которая позволяет визуально отображать звуки, объединяя начальный, средний и конечный звуки в единый слог. Это одно из преимуществ фонематической письменности, а также силлабического письма.

Во-вторых, корейское письмо системно. Звуки, близкие друг к другу фонетически, имеют схожую форму. В основу хангыля положена двойная структура: основных и производных букв, которые получаются из первых. Внешне схожие буквы указывают и на их фонетическую близость.

В-третьих, процесс создания хангыля сам по себе научен и оригинален. Форма согласных букв напоминают органы речи, используемые для артикуляции звуков, а гласные звуки относятся к символам неба, земли и человека. Создание букв, напоминающих форму органов речи, используемых для артикуляции звуков, было весьма оригинальным решением.

В-четвертых, хангыль является совершенно новой письменностью, которая не похожа ни на какую другую. Корейская азбука появилась сравнительно поздно. Она не была результатом длительной эволюции и развития, она возникла неожиданно и в определенный момент. Хангыль представляет собой тот редчайший случай в истории создания письменности, когда новая письменность появилась на пустом месте, не испытав процесса длительной и постепенной эволюции.

В-пятых, хангыль использует уникальный метод создания слогов и других букв. Этот метод называется «связанным письмом». Хангыль состоит из фонетических знаков, которые подразделяются на согласные и гласные звуки. Из них формируются слоги. Подобный метод письма позволяет быстро читать и усваивать письменный текст.

В-шестых, с помощью компьютерной клавиатуры и кнопок сотовых телефонов можно легко и быстро печатать. Кроме того, хангыль представляет собой очень удобное средство при разработке программ распознавания голоса, с помощью которых устная речь преобразуется в письменную. Превосходство хангыля заключается и в том, что он удобен в изучении и практическом использовании, в результате чего уровень неграмотности в Корее близок к нулю, а также в том, что, будучи фонетической системой письма, позволяет записать практический любой другой иностранный язык. Например, в японском языке 350 слогов, а в китайском — около 420, и практически все эти слоги прекрасно записываются с помощью хангыля.

И, наконец, используя хангыль, можно свободно писать как горизонтально, так и вертикально. Комбинация букв и пробелов, пространство, которое занимает буква в каждом слоге, отличается системностью. Слог состоит из начального согласного, срединного гласного и конечного согласного звуков. Начальный согласный звук (согласный звук или нулевой заменитель для гласных) и срединный гласный звуки обязательны, а конечный согласный звук необязателен.

Изменение названия письменности хангыль

В момент создания хангыля правящий класс, корейские дворяне янбан, преклонявшийся перед Китаем, не приветствовал новую письменность, называя ее более низкой в сравнении с китайским иероглифическим письмом. Поэтому они называли тексты, написанные иероглифами, истинным письмом (чинсо), а созданные на хангыле — вульгарным письмом (онмун). Они считали хангыль письменностью для женщин, называя его женской письменностью (амкыль). Его также называли детским письмом, потому что хангылем пользовались дети, не знающие классического китайского языка. Его также называли твикыль — письменностью, которую читают «на заднем дворе».

Существовали многочисленные записи китайских классических текстов, сделанных с помощью хангыля для тех, что не умел читать по-китайски. Центральное правительство и администрация провинций, священнослужители и даже группы обычных граждан записывали классические китайские тексты с помощью корейской азбуки, что помогло хангылю выжить. Усилия женщин эпохи династии Чосон также сыграли важную роль в сохранении хангыля. Женщины, в отличие от мужчин, имели ограниченную возможность изучать ханмун, поэтому они пользовались хангылем для переписки и сочинения стихов, внеся неоце-нимый вклад в сохранение хангыля в течение 400 лет.

С вступлением в эпоху просвещения и с началом модернизации корейский народ испытал небывалый подъем национального духа. Корейскую азбуку стали называть «правильными звуками» (чонъым) или «национальным письмом» (кунъмун). Впервые название «хангыль» употребил корейский лингвист Чу Сиён (1876–1914). Таким образом, то, что раньше называлось «хунмин чонъым», а затем «амкыль», «онмун», «тви-кыль», «чонъым», «кунъмун» стало именоваться «хангыль». В Северной Корее корейская азбука называется «чосонкыль» (Буквально «хангыль» переводится как «великая письменность» на древнекорейском и «корейская письменность» на корейском. В Северной Корее Корею называют Чосон — и «чосонкыль» соответственно также буквально значит «корейская письменность» Прим. Portalostranah.ru).

Сегодняшний хангыль по сравнению с тем, который был изобретен королем Сечжоном, немного изменился. Например, исчезли буквы ㅸ, ㅿ, ㆆ, ㆅ, иㆁ, изменилось фонетическое чтение звука ‘ㅈ [ts]→[tʃ]. Сегодня хангыль состоит из 14 согласных и 10 гласных«, указывал журнал «Кореана» (осень 2007 г, № 3), рассказывая о корейской письменности.

  • http://ewind.ru/taekwondo/korejskie-terminy/kak-pisat-po-russki-korejskie-imena
  • http://bodhi.name/ru/uchebnik-korejskogo-yazyka/korejskaya-pismennost/
  • http://maxbooks.ru/alphabet1/diringer80.htm
  • http://cheonilguk.ru/Koreyskiy-yazyk-hangeul/Ieroglifika-v-koreyskom-yazyke-sanghyeong-munja
  • http://www.garshin.ru/linguistics/scripts/far-eastern/korean-hanmun.html
  • http://www.portalostranah.ru/view.php?id=403

Смотрите видео: Корейский язык. Как писать и читать по-корейски. Хангыль.

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть