Сахалинские корейцы

«… Взгляните на карту мира. Этот полуостров, словно вставший на дыбы конь, вклинился между Японским и Желтым морями совершенно самостоятельной частью суши. И вблизи, в натуре, тоже сильно отличается от соседних территорий. Отличается крутыми, часто неприступными скалистыми горами, бурными, кристально чистыми ручьями, фигурными соснами, водопадами… А гостеприимный трудолюбивый народ – отличается среди всех народов своими гуманными традициями. Уважением к старшим, к предкам, к природе. Где существует правило подавать или принимать подаваемое не одной, небрежно, а обязательно почтительно двумя руками. Где хозяева, у которых все угощение состоит из вареного картофеля, соевого вегетарианского супа, миски просяной каши и квашеной с перцем капусты – кимчи, не приступят к еде, пока не усадят гостя. Часто впервые увиденного. Такого я не встречал ни в одной азиатской стране.

Валерий Янковский, из очерка «Моя Корея».

История отдельных корейских партотрядов.

3 июня 2009 • 574 просм. • Комментарии к записи История отдельных корейских партотрядов. отключены

Чхве Хорим (1893 – 1960) – участник партизанского движения, комиссар Корреввоенсовета, после гражданской войны редактор газеты “Сенбон”, был репрессирован и судим восемь раз, отсидел 18 лет!

Цой Хорим – История жизни корейцев в ДВК, Глава II: История отдельных корейских партотрядов.

Объединение корпартотряддов Приморья и участие их в последних боях при изгнании белых из Приморья

После карательных действий японских войск в Маньчжурии в сентябре 1920 г., националистические корпартотряды, действовавшие в Маньчжурии, прибывали в Приморье. Главным местом сосредоточия корпатотрядов был третий фугдин. Возникал вопрос об объединении партотрядов, в мае 1921 г. отряд Хан Чангера, националистические отряды «Херсендан» и «Синминдан» объединились под названием объединенного корейского партизанского отряда Приморья.

При объединении отрядов имелось в виду не столько объединение вооруженных сил, сколько создание политической организации, способной осуществлять политическое руководство корейскими трудящимися Приморья. В этих целях, одновременно с объединением партотрядов, была создана т. н. «корейская социалистическая партия» из представителей партотрядов и гражданского населения (по сцууществу социалистического в этой партии было мало, буржуазные националисты хотели в своих целях использовать название социалистической партии). Председателем этой организации был националист Канн Кун Мо (впоследствии оказался контрреволюционером), зам. председателя – Ким Денхва, зав гражданским отделом – Канн Бягу, зав. военным отделом – Ким Денхва, зав. иностранным отделом – Хан Чангер, зав. культпросветотделом – Пак Кенчер, зав. финансовым отделом – Хан Илчже.

Объединенный корпатотряд Приморья числился при военном отделе этой партии. Главком отряда Ким Генчен, нач. штаба Ким Енжун, командиры рот – Син Енгэр, Ли Хагун и Хэ Енхва.

Заслуживают внимания краткосрочные курсы при отряде. Курсы всего работали 4 месяца и дали курсантам необходимые элементарные знания. Впоследствии при последних боях с белыми эти курсанты командовали взводами и ротами.

Но объединение оказалось временным, непрочным. Нельзя было ожидать прочного объединения отрядов, имевших разные взгляды на задачи партизанского движения (руководители националистических отрядов совершенно игнорировали Октябрьскую революцию). В сентябре 1921 г. объединенный отряд распался. Незначительное число партизан под командованием Хан Чангера направилось в район Ольги. Канн Кунмо с несколькими своими единомышленниками вернулся в Суйфунский район. Главком с большинством отряда прибыл в Анучино.

Отряд Хан Чангера в Ольгинском районе вырос. В 1922 г. этот отряд участвовал под Ивановской в боях против белых. По приказу реввоенсовета корпартотрядов, отряд Хан Чан Гера был расформирован в конце 1922 г.

Отряд Ким Ген Чена в составе 2 рот в период с октября 1921 г. по по март 1922 г.вместе с русскими партизанскими отрядами принимал участие в ряде боев против белых в районах Сучана, Анучино, Яковлевки, Картон, Еле-Сосновки, Имана. Потом с остатком своего отряда Ким Ген Чен прибыл в Сучанский район, где до последнего времени был одним из активных организаторов колхозов.

Канн Гук Мо, вернувшись в Тбухэ (Суйфунский район) с несколькими единомышленниками восстановил «Херсендан», который враждовал с «коммунистическим отрядом». В конце 1922 г. «Херсендан» был разоружен и расформирован, а Кан Гук Мо был арестован и содержался в Гауптвахте «коммунистического отряда». В сентябре 1922 г. Кан Гук Мо убежал из гауптвахты в Маньчжурию.

Биография Хан Чан Гера

3 июня 2009 • 692 просм. • Комментарии к записи Биография Хан Чан Гера отключены

Хан Чан Гер 1922 г.

Копия из архива Ли Ин Себа (домашний архив Ли Анатолия Инсебовича).

Стилистика полностью сохранена.

Биография

Начальника Сучанского партизанского отряда Хан Чан Гера

Тов. Хан Чан Гер родился в 1892 году в корейском селе Ханченгоу – Нижнее Янчихе Посьетского района Приморской края, в семье бедного крестьянина.

В 1915 году тов. Хан Чан Гер (Григорий Елисеевич) был мобилизован в царскую армию, участвовал в боях с Германией сначала солдатом, а за тем после окончания Киевской Военной школы получил чин прапорщика. В декабре 1917 года он был избран начальником пулемётной команды.

В феврале 1918 г. он демобилизовался и прибыл в село Синенгоу Сучанского района Приморского края., где работал председателем Синенгоугского корейского сельского совета рабочих и крестьянских депутатов, т. е. Николаевского сельсовета рабочих и крестьянских депутатов.

Во время гражданской войны на Дальнем Востоке, по указанию Владивостокского обкома РКП(б) в марте 1919 года во Фроловке был организован временный военно-революционный штаб партизанских отрядов Ольгинского уезда. Этот штаб взял всю полноту власти в уезде, как гражданскую, так и военную. В состав военно-революционнго штаба входили: Слинкин И. В. – председатель, Мартынов З. Н. – зам. Председателя, Иванов Н. И. – начальник оперативного отдела, Коротыко Н. И. – начальник связи, Локтев Т. С. – начальник снабжения, Глубоков Н. И. – председатель следственной комиссии, Гоголев М. (Титов) – начальник административного отдела, Хан Чан Гер (Григорий Елисеевич) – начальник отдела нацменьшинств, Самусенко И. П. – казначей, Ильюхов Н. К. – военный комиссар отряда и командующий партизанским отрядом.

Летом 1919 г. в селе Николаевке (Синенгоу) под руководством т. т. Хан Чан Гера, Пак Сергея, Пак Чан Гык организовали партизанский отряд численностью в 50 человек. Этот отряд совместно с русскими партизанами участвовали в боях против интервентов и белоьандитов в Сучанском районе, под командованием Хан Чан Гера. Одновременно в соседнем селе Удими под руководством т. т. Кан Хо Е, Хван Сен Тай, был организован партизанский отряд численностью 60 человек. Этот отряд участвовал в боях против японских интервентов и белых банд в районах Находки и Шкотово, совместно с русскими партизанами.

Осенью 1919 года эти отряды соединились в Шкотовском районе под командованием Хан Чан Гера. Но он участвовал в Гайдовском (генерал чешских войск) восстании 17-18 ноября 1919 года, в результате чего погибло 500 партизан. Хан Чан Гер попал в плен. Через некоторое время был освобожден и вернулся в район Шкотово. Здесь он снова собрал отряд численностью около 400 человек и оружие от русских партизан. Далее »

Воспоминания Хан Чан Гера

1 июня 2009 • 606 просм. • Комментарии к записи Воспоминания Хан Чан Гера отключены

Хан Чан Гер. 1936 г.

Взаимоотношение нашего партотряда с корейским населением

В 1921 г. встал вопрос о необходимости увеличения нашего партотряда. Командиром был Хан Чан Гер, начальником штаба Пак Ген Чер, начальником хозяйственной части Ли Сын Зо, начальником вооружения Ко Сан Дюн. В апреле мы имели уже под ружьем 150 человек. Оружие и обмундирование мы собрали с корейского населения Ольгинского района. Во всей остроте стоял вопрос снабжения партизан продуктами питания, т. к. Сузухинская долина продуктами питания была не богата. Мы посылали свих людей на Сучан за получением поддержки. Сучан очень отзывчиво относился к нам, и мы имели большу поддержку деньгами и пр., но от Таудеми, где было сильное влияние корейской национальной организации, никакой помощи не получали. Находившаяся в то время в Таудеми дружина самоохраны «Дибандай» чинила всевозможные препятствия действиям уполномоченных нашего отряда по сбору средств, распространяя среди населения лживые о том, что якобы партизаны – лодыри, бездельники, хотят собирать деньги и оружие. Неоценимую поддержку оказывали нам трудящиеся корейские населения долины Сучана и Сидзухэ и с помощью его, наш отряд снабжался в период 1921 г. Съезд трудящихся корейцев Ольгинского района Из числа партизан, ушедших на Иман, часть их осталась в Чугуевской долине, которые весной 1921 г. прислали к нам своих представителей, в лице Канн Гук Мо и Хан Ир Те, для разрешения вопроса о совместной работе с нами. Мы приветствовали такое предложение. Нужно было найти командира, который знал бы хорошо военное дело. Остановились на кандидатуре Ким Кетхена, который в свое время служил у японцев, но после мартовского выступления в Корее, перешел к нам. Так был создан объединенный отряд под командой Ким Гентхена. К этому времени было уже около 300 вооруженных людей. Встал вопрос о снабжении нашей военной единицы. Продолжать сбор продуктов питания с населения было неудобно. Нужно было создать официальный гражданский орган, который занимался бы этим делом. Для этого в д. Коровинке, Чугуевской волости был созван съезд трудящихся корейцев Ольгинского уезда. На этот съезд съехалось до 80 представителей. Как ни странно, в то время всякое многочисленное коллективное обсуждение вопросов не проходило без склоки. Не прошел и этот съезд без склоки по вопросу – кто должен возглавлять власть: партотряд или выборные из участников съезда во главе с председателем Комитета. Склока дошла до убийства. Был убит член партии Сан Пу Иок (Сон Фун Ик). Правда, выстрел объяснили нечаянным, но такие «нечаянные» выстрелы был не раз. Например, убийство Хан Василия на почве личных счетов партизанами из отряда Пак Григория. Виновником этой склоки являлся вновь назначенный командир партотряда Ким Гентхен, который под влиянием националиста Тен Дя Хвана, хотел взять власть не только над партизанами, но и над всем гражданским населением. Конечно не могло быть такого положения. Это было ошибкой со стороны Ким Гентхена. Несмотря на выявившуюся склоку, Комитет был создан и он был высшим органом власти среди гражданского населения. Председателем комитета был избран Кан Бя Гу. Начальник партотряда вошел в Комитет как заведующий военным отделом при нем. Хан Чан Гер был членом Комитета и заведующим иностранным отделом при нем, фактически состоя военкомом отряда. Таким образом сочетали гражданскую власть с военной. Но, к сожалению, Комитет просуществовал недолго, в виду распоряжения от командующего партотрядами Приморья о переброске отряда в Анучино, выделив одну роту для охраны г. Ольги, что и было выполнено. Тогда командующим партотрядами Приморья был Лепехин (м.б. читать Леушин?), после него Вольский.

История корейцев Казахстана, Сборник архивных документов, том II, стр. 9.

Российский Сахалин [ править ]

Корейская диаспора Сахалина начала своё постепенное формирование после 1870-ого года. В 1890 году о присутствии корейцев на Сахалине упомянул посетивший остров А. П. Чехов, который провел личную перепись населения и в книге «Остров Сахалин» написал, что «у Семенова работают манзы, корейцы и русские» [3] . Перепись 1897 года обнаружила на острове 67 корейцев из 28 000 жителей. Следует заметить что с 1905 по 1937 год в северной (российской, а затем и советской) части Сахалина обособленно сформировалась северо-сахалинская группа корейцев, которая, как и континентальные корё-сарам, в количестве 1 187 человек была депортирована в Среднюю Азию [3] .

Японский Южный Сахалин [ править ]

По результатам русско-японской войны южная часть острова Сахалин (южнее пятидесятой параллели согласно мирному договору от 1905 г.) принадлежала Японии и называлась префектура Карафуто. После аннексии Кореи японское правительство мобилизовало корейских рабочих и переправило их на Южный Сахалин для восполнения рабочей силы, которой не хватало в связи с массовой милитаризацией страны и призывом собственно японского и частично корейского населения в Квантунскую армию в преддверии и в ходе Второй мировой войны. Тотальная мобилизация корейцев для работы на Карафуто началась с 1939 года и осуществлялась в три этапа:

1 этап. Вербовка (сентябрь 1939 — февраль 1942). 2 этап. Государственный организованный набор (февраль 1942 — сентябрь 1944) проводился принудительно либо обманным путем. 3 этап. Трудовая повинность (сентябрь 1944 — август 1945) носила форму «охоты за корейцами».

Всего на Сахалин за период существования Карафуто для принудительных работ, в основном на угольных шахтах, японцами было привезено более 70 000 корейцах из тогда ещё японской Кореи. Часть корейцев приехала на Сахалин добровольно в поисках более высоких заработков, поскольку в 1943 году Карафуто был провозглашен частью собственно Японии и зарплаты на острове были значительно выше, чем в Корее, имевшей статус колонии [2] . При этом практически все они были выходцами из регионов, которые впоследствии вошли в состав Южной Кореи. К концу войны на Сахалине оставалось 47 тыс. человек корейской национальности [4] .

Возвращение Южного Сахалина советскими войсками [ править ]

Советская армия заняла Южный Сахалин за несколько дней до капитуляции Японии. На южном Сахалине на 2 сентября 1945 г. проживало более 391 тыс. человек, из них 358,5 тыс. — японцы, ок. 23,5 тыс. официально зарегистрированных корейцев (на деле их число оказалось вдвое больше, так как несколько тысяч корейцев были привезены японскими властями для принудительных работ на остров в самые последние месяцы второй мировой мировой войны), и более 1 тыс. человек аборигенного населения. Придя в ярость из-за поражений японской армии, группы гражданских лиц японской национальности начали вымещать свою злобу и негодование на беззащитных корейцах. 18 августа 1945 года произошёл расстрел в Камисикуке. 22 августа 1945 года произошла кровавая резня в Мидзухо [5] . Осенью 1946 г. была достигнута договоренность СССР и США о репатриации японского населения. Япония после подписания акта о безоговорочной капитуляции не могла самостоятельно вести внешнюю политику. Репатриация проходила в 2 этапа, на первом этапе с октября 1946 по май 1948 г. остров покинуло 357 тыс. японцев. Второй этап 1957—1960 гг. — в Японию выехало ок. 2 тыс. японских граждан. Согласно договоренностям, репатриации подлежали только граждане Японии, в силу установленного в Японии и Южной Корее американского оккупационного режима. (Территория Кореи вышла из состава Японии, все корейцы лишались японского гражданства). После окончания войны капитулировавшее правительство Японии объявило, что после отъезда японцев, начнется эвакуация корейцев. Однако Корея выпала из-под японского контроля. В результате, эвакуационное судно «Унсен мару», увезшее последних японцев Карафуто в июне 1949 года так больше никогда не вернулось на Сахалин.

Натурализация [ править ]

В конечном счёте, однако, СССР оказался заинтересован в сохранении части людских ресурсов упраздненного Карафуто, так как именно оставшиеся корейцы хоть как-то могли поддержать инфраструктуру шахтерских поселков и бараков юга острова. В 1946 г. Правительство СССР позволило оставшимся корейцам начать регистрироваться по месту жительства, стали открываться корейские национальные школы, выходили газеты на корейском языке [2] . В конце 1952 консулу КНДР было позволено начать агитировать сахалинских корейцев принять гражданство Северной Кореи, хотя родными для большинства были южнокорейские уезды. Одновременно советские административные органы разрешили желающим корейцам оформлять гражданство СССР. На первом этапе более половины сахалинских корейцев приняли гражданство КНДР. Так, по данным УВД в начале 60-х годов из 43 тыс. сахалинских корейцев в гражданство КНДР перешло 25 тыс., советское гражданство приняли — 13 тыс., без гражданства оставались 4 500 человек [4] . До 1958 года советские власти поощряли переход сахалинских корейцев в гражданство СССР. Затем, идя на уступки Пехеньяну, которых желал склонить южнокорейские элементы на свою сторону, советские власти резко ограничили эту возможность и создали многочисленные бюрократические препоны. Между тем, уехавшие в КНДР сахалинские корейцы остались недовольны жизнью в КНДР по политическим и экономическим причинам. К началу 70-х и сам СССР начал расходиться во своих более либеральных взглядах с КНДР. В результате, остававшиеся без советского сахалинские корейцы снова получили возможность его приобрести. Как следствие, КНДР не удалось сформировать на Сахалине второй Чхонрён — мощную пропхеньянскую ассоциацию корейцев Японии. В 1985 году правительство Японии согласилось профинансировать репатриацию сахалинских корейцев первого поколения рождённых до 15 августа 1945 года [6] , а также и второго (родившиеся после 15 августа 1945 г.), состоящие в браке с представителями старшего поколения [7] . В 1985 г. по данным УВД численность корейского населения Сахалинской области составила 31 664 человек. Из них 20 522 имели советское гражданство СССР, 1 259 были гражданами КНДР, а 9 883 были лицами без гражданства. Сахалинская диаспора также по-прежнему настаивает на том чтобы японское правительство вернуло им сбережения и средства добровольного страхования вместе с процентами по ним в размере 180 млн иен, которые их предки вынужденно отчисляли на счета японских банков в 1930—1940-е годы. и ныне размещены в банке г. Отару [8] .

Социологические опросы [ править ]

Согласно неофициальным опросам, желание переселиться в РК в 1993-м году выразили около 15 тысяч тысяч сахалинских корейцев — почти половина проживавших на острове. Однако покинуло остров не более 4 тыс. корейцев. Репатриироваться пожелали в основном пожилые люди, родившиеся в Корее, которым власти последней обещали предоставить жилье, медицинскую страховку и небольшую пенсию. В 1993 году после падения Железного занавеса южнокорейские агентства обратились к властям Сахалинской области с просьбой провести официальный социологический опрос среди сахалинских корейцев, но это предложение первоначально вызвало возражение и со стороны местных властей, и со стороны российского МИДа. Совместный опрос был организован только весной 1997-го совместными усилиями статистического управления Сахалинской области и несколькими южнокорейскими представителями. Однако результаты проведённого исследования так и не были официально опубликованы. Как и ранее, южнокорейскую сторону интересовало сколько сахалинских корейцев хочет переселиться в РК на постоянное место жительства. Судя по утечкам в СМИ, такое желание выразили менее 5 тыс. корейцев, то есть почти в три раза меньше чем в начале 90-х [8] . В связи с тем что большинство современных сахалинских корейцев являются уроженцами острова и не стремится покинуть его, более актуальной для них является тема упрощения условий для поездок в Южную Корею для культурно-экономического обмена и поддержания связей с родственниками. К 2002 году более 12 000 корейцев острова из более чем 30 тысяч уже хотя бы раз побывали в Южной Корее.

Географическое распределение [ править ]

Численность корейцев на острове достигла 30 000 (5 % населения острова), в том числе около 15 000 в Южно-Сахалинске. В отличие от континентальной корейской диаспоры России и стран СНГ (корё-сарам), сахалинские корейцы компактно проживают на юге Сахалина. Наиболее заметно их присутствие в г. Южно-Сахалинск. Стоит отметить также и то что в ходе переписи 2010 года многие этнические корейцы, как и другие жители области, не указали свою национальность.

РУССКИЙ ДЕЛИКАТЕС ГЛАЗАМИ КОРЕЙЦЕВ

Когда я преподавала в Сеуле в своем университете русский язык, обязательным заданием на зачет было подготовить презентацию по какому-нибудь русскому празднику.
Студентка Нина (они всегда выбирают себе русские имена) рассказывала о Масленице.


Не обошлось, конечно, без блинов!

А где блины, там и икра! Зашел разговор о русской еде и было решено пойти в русский ресторан. Ознакомиться с аутентичной русской едой и особенно икрой.

И вот мы в ресторане!

Обычная русская закуска: винегрет, соленые грибочки, малосольные огурцы, помидорки, вареная картошечка, оливье. Из основного блюда: борщ, пельмени, вареники с картошкой. Из напитков — клюквенный морс.

И вот приносят блины с икрой!

И что же? Получив свой блинчик, корейские студенты брезгливо СЧИЩАЮТ икру на край тарелочки и едят один кусок жареного теста))

Да, в Корее не едят икру и не считают ее деликатесом. Она им слишком слизисто-невкусно-соленая. Есть специальные дни, когда рыба идет на нерест. Тогда можно прийти на специальные водоемы, купить разрешение и ловить себе рыбу хоть руками. Так вот в эти дни по всем окрестностям на обочинах валяются выпотрошенные молоки и кучи икры. Для русского глаза- страшное зрелище, столько красного золота!

Наши соотечественники в такие дни солят икру сами, у кого поднимется рука выкинуть красную икру.

  • http://koryo-saram.ru/page/689/
  • http://www.wikiznanie.ru/wp/index.php/%D0%A1%D0%B0%D1%85%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B8%D0%B5_%D0%BA%D0%BE%D1%80%D0%B5%D0%B9%D1%86%D1%8B
  • http://ru-open.livejournal.com/47553.html

Смотрите видео: Откуда Корейцы в России?

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть