Корейская мифология: персонажи, легенды и мифы

Тогда как большинство драконов в западной мифологии обычно ассоциируются с огнём и разрушением, корейские драконы в мифах обычно выступают как положительные существа, покровительствующие водоёмы и рисовые поля. Считается, что они приносят на землю дождь. Живут корейские драконы обычно в реках, озёрах, или глубоких горных прудах.

Упоминание дракона встречается повсеместно как в корейской мифологии, так и в искусстве корейцев. В политике дракон олицетворяет императора.

В древних сказаниях часто можно встретить упоминание о говорящих драконах, драконах, способных испытывать такие сложные человеческие чувства, как преданность, доброта и благодарность. В этой корейской легенде говорится о великом Дымхо, который на своём смертном одре пожелал стать «гранитным Дымхо», чья цель – защита Кореи».

На нашем сайте вы можете скачать книгу "Корейские Легенды" Ким бесплатно и без регистрации в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt, читать книгу онлайн или купить книгу в интернет-магазине.

История, воплотившаяся в мифах

Самые ранние образцы мифов и сказаний были обнаружены учеными в хрониках древних государств Силла, Пэкче и Когуре, находившихся в разные исторические периоды на территории, прилегающей к современному Пхеньяну. Кроме того, записи, касающиеся корейской мифологии, содержатся в китайских историях знаменитых династий. Однако наиболее полное представление об этом жанре народного творчества дает первая официальная корейская летопись, называемая «Самгук саги». Она датирована 1145 годом.

Изучая этот исторический памятник, можно заметить, что персонажи корейской мифологии взяты главным образом из истории страны или из народных сказок, а из мира богов в значительно меньшей степени. В них отражено представление людей об их предках, а также о героях, которым приписывается историческая подлинность. Отдельную группу составляют культовые мифы, в которых объясняется происхождение всевозможных обрядов. Они, как правило, связаны с конфуцианством или буддизмом, а нередко и с демонологией.

Царственный отпрыск медведицы

Начнем наш краткий обзор с мифа о Тангуне, поскольку этому персонажу традиционно отводится роль основателя древнего государства Чосон, находившегося на месте нынешней южнокорейской столицы. Как повествует легенда, сын властелина неба Хванун досаждал отцу просьбами отпустить его на землю. Наконец он добился своего. Хванун с тремя сотнями последователей покинул небо.

На земле он подарил людям законы, научил ремеслам и земледелию, отчего они зажили богато и счастливо. Увидев картину всеобщего благополучия, тигр и медведица стали упрашивать небожителя, чтобы он и их превратил в людей. Тот согласился, но с условием, что они пройдут испытание. Требовалось в течение 100 дней не видеть солнечного света, а в еде ограничиться лишь 20 дольками чеснока и стебельком полыни.

Тигр через 20 дней отказался от этой затеи, а медведица выдержала испытание и превратилась в женщину. Однако почувствовать себя счастливой ей мешала неудовлетворенная жажда материнства. Снизойдя к просьбам страдалицы, Хванун женился на ней. От их брака, согласно древней легенде, родился тот самый Тангун, унаследовавший от отца трон и основавший государство Чосон. Характерная особенность корейского фольклора заключается в том, что в нем зачастую указывается конкретное место и время описываемых событий. Так, в данном случае приводится точная дата начала правления Тангуна – 2333 г. до н. э.

Корейский вариант сотворения мира

В корейской мифологии, как и в любой другой, нашли отражение бытовавшие в народе представления о создании мира, причем в разных частях полуострова они были различными. Так, согласно одной из версий, солнце, луна и звезды – это не что иное, как земные дети, взобравшиеся на небо в поисках спасения от тигра. Возможно, того самого, которому не хватило выдержки, чтобы стать человеком. Что же касается морей, озер и рек, то они были созданы великанами по приказанию их хозяйки Халласан, такой огромной, что подушками для нее служили горы.

Объясняется в древних легендах и природа затмений. Согласно приводимой в них версии, Солнце и Луну неотступно преследуют огненные псы, посылаемые князем Тьмы. Они пытаются проглотить небесные светила, но каждый раз бывают вынуждены отступить, поскольку одно из них – дневное, необычайно горячее, а ночное слишком холодное. В результате собакам удается лишь оторвать от них по куску. С тем они и возвращаются к своему повелителю.

По поводу того, как появились на свете первые люди, в корейской мифологии приводится несколько версий. Согласно наиболее распространенной из них, небесная фея воспылала любовью к лавровому дереву. От их союза появились предки современных корейцев. Размножаясь вполне традиционным способом, они заселили всю территорию Корейского полуострова.

Особая сакральность придавалась небу, где обитали многие удивительные существа корейской мифологии. Наиболее значимым среди них был владыка мира Ханыним. Его ближайшими помощниками являлись Солнце (оно изображалось в виде ворона с тремя лапами) и Луна. Ей обычно придавался облик жабы. Кроме того, небесный свод вмещал в себя бесчисленный сонм духов, контролировавших животный мир, водоемы, погодные условия, а также горы, холмы и долины.

Миф о горе Амисан

На северо-востоке Южной Кореи находится гора Амисан, верхняя часть которой раздвоена, что делает ее похожей на двугорбого верблюда. О происхождении ее столь необычной формы рассказывает древняя легенда. Оказывается, в давние времена гора имела самый заурядный вид. У ее подножья жила бедная крестьянка с сыном и дочерью. Женщина эта была скромной и незаметной, но дети у нее родились великанами. Об их отце в легенде ничего не говорится.

Однажды затеяли они состязание в силе и выносливости, причем, победитель получал право убить проигравшего. Согласно условию, мальчик должен был в тяжелых стальных башмаках пробежать за день 150 верст, а его сестра тем временем возвести каменную стену вокруг горы Амисан. Девица, как видно, была работящая. К вечеру она уже заканчивала дело, но мать вдруг позвала ее ужинать. Прервав неоконченную постройку, она отправилась домой. В это время прибежал запыхавшийся брат, покрывший за день положенное расстояние.

Увидев, что стена не готова, он счел себя победителем. Выхватив меч, он отрубил сестре голову. Однако его радость была омрачена рассказом матери о том, что из-за нее дочь не успела завершить начатое дело. Осознав ошибку, сын ощутил себя обесчещенным. Не желая сносить позор, он попытался вонзить клинок в собственную грудь, но смертоносное оружие отскочило от нее и отлетело в сторону горы. Ударившись о вершину, меч оставил выемку, придавшую ей форму двугорбого верблюда. Эта история занимает в корейской мифологии весьма заметное место. В наши дни ее рассказывают всем туристам, посещающим гору Амисан.

Сказания о добрых драконах

От жителей Китая древние корейцы переняли любовь к драконам, которых их фантазия породила необычайное множество. Каждому из них придавались особые черты, в зависимости от места его проживания. В отличие от представлений, укоренившегося среди европейских и большинства славянских народов, в Азии эти страшные с виду существа воспринимались как положительные персонажи. Корейские драконы, например, своими чудесами помогали людям, боролись со злом всеми доступными способами. Они же являлись непременными спутниками правителей.

В народном фольклоре весьма популярна легенда о жившем в давние времена драконе по имени Ен. В отличие от большинства своих собратьев, он был смертным существом. Прожив долгую жизнь при дворцах местных правителей, Ен однажды почувствовал, что его земной путь завершен. На смертном одре он обещал, что, находясь в ином мире, навсегда останется покровителем Кореи и Восточного (Японского) моря, омывающего ее берега.

Народная фантазия населяла драконами озера, реки и даже океанские глубины, откуда те посылали полям и лесам столь необходимые для них дожди. Эти мифические животные фигурируют не только в устных сказаниях корейцев, но также и во всех без исключения областях искусства. Проникли они даже в политику, где испокон века считались олицетворением императоров. При этом никому из нижестоящих правителей не разрешалось использовать их символику.

Внешним отличием корейских драконов от их родственников, распространенных по всему миру, является отсутствие крыльев и наличие длинной бороды. Кроме того, их часто изображают держащими в одной из лап некий символ власти, напоминающий царскую державу. Он называется «Еиджу». Согласно легенде, тот смельчак, который сумеет вырвать его из лап чудовища, станет всесильным и обретет бессмертие. Многие пытались это сделать, но, потерпев неудачу, сложили головы. Драконы и по сей день не упускают Еиджу из своих лап.

Ближайшие родственники корейских драконов

К числу этих фантастических существ относятся гигантские змеи, известные под названием «Имуги». О том, что они собой представляют, в корейской мифологии существует две версии. По одной из них это бывшие драконы, но проклятые богами за какую-то провинность и лишенные своего главного украшения – рогов и бороды. Отбывать наложенное на них наказание этим существам предстоит тысячу лет, после чего (при условии достойного поведения) им будет возвращен прежний статус.

По другой версии Имуги — это не провинившиеся существа, а личинки драконов, которым требуется тысяча лет, чтобы развиться в полноценных сказочных рептилий с рогами и бородой. Как бы то ни было, но их принято изображать в виде огромных добродушных змей, чем-то напоминающих современных питонов. Если верить преданию, то живут они в пещерах или глубоких водоемах. Повстречавшись с людьми, Имуги приносят им удачу.

Имеется в корейской мифологии и еще одно любопытное существо, представляющее собой аналог известного всем змея, обладающего многими сказочными свойствами. Называется он «Керен», что в буквальном переводе означает «дракон-петух». Ему отводится скромная роль прислужника у более весомых мифических героев. Сохранилось немало старинных изображений этого змея, впряженного в повозки царствующих особ. Впрочем, однажды довелось и ему отличиться. Как свидетельствует легенда, из яйца этого корейского василиска в 57 году до н. э. родилась принцесса, ставшая основательницей древнего государства Силла.

Духи – хранители жилищ

Кроме драконов, в корейской мифологии значительное место уделяется образам других сказочных персонажей, неотступно сопровождавших человека в течение всей его жизни. Это ближайшие родственники наших славянских домовых – весьма забавные существа, называемые «токкэби».

Они селятся в жилищах людей, но при этом не прячутся за печкой, а разворачивают весьма бурную деятельность: за хорошие дела награждают хозяина дома золотом, а за плохие пакостят ему. Токкэби охотно становятся собеседниками людей, а при случае даже и собутыльниками. Изображают их обычно в виде рогатых карликов, покрытых шерстью. На лицах они всегда носят маски в виде звериных морд.

Хранить свои дома от всяческих бед и несчастий древние корейцы поручали не только разного рода духам, но и божествам, составлявшим высший небесный пантеон. Известно, что неизменным почитанием пользовалась покровительница жилищ Опщин. Эта великодушная небожительница не только ограждала семьи от бедствий, но и привлекала удачу и богатство.

Однако, несмотря на все благодеяния, среди прочих корейских богов она выделялась тем, что народная фантазия «награждала» ее малоприятным обликом – змеи, паука, жабы или крысы. В реальной жизни этих существ убивать категорически запрещалось из опасения навлечь на себя гнев богини Опщин.

«Коммунистический Годзилла»

Кроме драконов, о которых речь шла выше, среди мифических животных Кореи большой популярностью пользовались химеры, называвшиеся «пульгасари». Они представляли собой фантастический гибрид тигра, лошади и медведя. У людей эти существа пользовались признательностью за то, что ограждали спящих от дурных снов. Однако за это их приходилось кормить, а питались они исключительно железом, что по тем временам было весьма накладно.

Любопытно, что в наши дни образ пульгасари нередко используется в корейском кинематографе как некий идеологический элемент. Согласно легенде, монстр был создан из рисовых зернышек, а затем помогал крестьянам в борьбе с эксплуататорами-феодалами. В связи с этим за ним даже утвердилось прозвище «Коммунистического Годзиллы».

Демоны в представлении жителей Кореи

Весьма богата корейская мифология и демонами, одна из разновидностей которых носит название «квищин». Согласно легенде, эти злобные и коварные существа появляются на свет каждый раз, когда кто-то из людей покидает мир в результате насильственной смерти или становится жертвой несправедливого приговора. В этих случаях его душа не находит упокоения. Обретя сверхъестественные силы, она мстит всем, оставшимся на земле.

Среди всех демонов корейской мифологии особую категорию составляют квищины, появившиеся на свет в результате безвременной кончины незамужних девушек. Эти духи тьмы крайне озлоблены, потому что они, находясь в человеческом теле, были лишены возможности исполнить главное женское предназначение – выйти замуж и родить ребенка. Изображают их в виде мрачных призраков, облаченных в траурные одежды, поверх которых ниспадают длинные пряди белых волос.

Из японского фольклора корейцы заимствовали образ Кумихо – лисы с девятью хвостами, которая имела обыкновение превращаться в женщину, чтобы соблазнять наивных мужчин. Уединившись с очередной жертвой для любовных утех, злобный оборотень пожирал ее сердце. Согласно корейской демонологии, каждая Кумихо – это в прошлом настоящая женщина, проклятая за излишнюю похотливость, поэтому обреченная губить своих любовников.

Наложенное на нее проклятие не вечно. Оно может быть снято, но для этого оборотень-лиса должна в течение тысячи дней воздерживаться от убийств, а это ей не под силу. Существует и еще один способ «исцеления». Он состоит в том, что мужчина, разглядевший в ком-то Кумихо, должен сохранить свое открытие в тайне. Но и этот путь маловероятен, поскольку подобной новостью трудно не поделиться с окружающими.

Разновидности демонов в корейской мифологии

Наряду с почитанием неба, от которого зависит благополучие и сама жизнь людей, корейцы с давних времен одухотворяют и всю видимую природу, населяя ее бесчисленными армиями демонов и духов. Принято считать, что эти фантастические существа не только наполняют собой воздух, землю и море, но также находятся в каждом ручье, овраге и лесной чаще. Ими буквально кишат печные трубы, погреба и чуланы. Едва ли можно найти недоступное для них место.

Согласно корейской мифологии, демоны бывают двух категорий, каждая из которых имеет свои характерные особенности. К первой принадлежат духи, явившиеся из ада, чтобы творить зло и всячески вредить людям. В союзе с ним действуют души умерших бедняков и тех, чей жизненный путь был полон лишений. Став после смерти демонами, они бродят по земле, вымещая свою злобу на всех, кто попадается им на пути.

Ко второй категории относятся демоны, рожденные во мрачных глубинах потустороннего мира, но способные на хорошие поступки. Их ближайшими союзниками являются тени людей, чья жизнь была преисполнена счастья и добродетели. Все они не отказываются от добрых дел, но беда в том, что по своей природе они чрезвычайно обидчивы и капризны.

Чтобы добиться от этих демонов желаемой помощи, людям приходится их предварительно «умасливать» жертвоприношениями. В Корее на этот случай была разработана целая система ритуалов, позволявшая земным людям вступать в общение с потусторонними силами. Принято считать, что счастье и благополучие каждого человека зависит именно от его умения расположить к себе добрых, но своенравных демонов.

Конь, ставший символом нации

Своеобразным порождением народной фантазии стал корейский мифический крылатый конь по имени Чхоллино, способный в мгновение ока преодолевать огромные расстояния. При всех своих достоинствах он обладал столь неистовым нравом, что никто из наездников не мог на нем усидеть. Взмыв однажды в небо, конь растаял в лазурной синеве. В Северной Корее конь Чхоллима является символом движения нации по пути прогресса. Его именем названо массовое народное движение, аналогичное тому, которое в СССР именовалось стахановским.

В столице КНДР Пхеньяне имя крылатого коня носит одна из линий метрополитена. Оно же присвоено сборной страны по футболу. Поскольку в образе этого мифического существа воплощен революционный дух северокорейского народа, его часто используют при создании плакатов и скульптурных композиций идеологической направленности. Один из них представлен в нашей статье выше.

Кроме упомянутого выше домового по имени Токкэби, в корейской мифологии русалки тоже присутствуют. Точнее, здесь имеется одна русалка, которую зовут Ино. Она, как и славянские девы вод, является полуженщиной-полурыбой. Живет Ино в Японском море возле острова Чеджудо.

Внешне она весьма отличается от обитательниц днепровских и волжских заводей. По свидетельствам очевидцев (говорят, таких было более сотни человек), у этой «красавицы» шесть или семь пар длинных ног, отчего своей нижней половиной она напоминает не рыбу, а осьминога. Туловище, руки и голова у нее вполне человечьи, но покрыты гладкой и скользкой кожей, как у налима. Дополняет образ морской девы длинный лошадиный хвост.

Периодически русалка Ино производит на свет потомство, которое кормит грудным молоком. Она очень заботливая мать. Когда кто-либо из детей огорчает ее, горько плачет. Слезы, появившись из глаз, тут же превращаются в жемчужины. В корейском народном фольклоре ей отводится место вполне дружелюбного персонажа.

Наследницы мифических русалок

Вблизи острова Чеджудо создателями легенд была замечена еще одна разновидность морских дев, также обладавших весьма экстравагантной внешностью. Их покрывала мелкая чешуя, а вместо рук по бокам выступали плавники. В нижней части тела у них, как у всех порядочных русалок, помещался рыбий хвост. Представительницы этого вида мифических существ, получившие название «Хэне», любили весело проводить время, но далеко не всегда их развлечения были безобидны. "Доподлинно" известно, что некоторые из них, обернувшись прекрасными девами, заманивали в морскую пучину легковерных мужчин.

Любопытно отметить, что в настоящее время название «Хэне» носят в Корее уникальные женщины – профессиональные ныряльщицы с острова Чеджудо. Погружаясь без акваланга на глубину до 30 метров, они занимаются промышленным сбором устриц, морских ежей и прочих даров моря. Кажется невероятным, но их средний возраст колеблется от 70 до 80 лет. Молодых последовательниц они не имеют. Ныряльщицы хэне, по признанию правительства Корей, являются визитной карточкой острова, его исчезающим культурным наследием.

Корейские Легенды

Тогда как большинство драконов в западной мифологии обычно ассоциируются с огнём и разрушением, корейские драконы в мифах обычно выступают как положительные существа, покровительствующие водоёмы и рисовые поля. Считается, что они приносят на землю дождь. Живут корейские драконы обычно в реках, озёрах, или глубоких горных прудах.

Упоминание дракона встречается повсеместно как в корейской мифологии, так и в искусстве корейцев. В политике дракон олицетворяет императора.

В древних сказаниях часто можно встретить упоминание о говорящих драконах, драконах, способных испытывать такие сложные человеческие чувства, как преданность, доброта и благодарность. В этой корейской легенде говорится о великом Дымхо, который на своём смертном одре пожелал стать «гранитным Дымхо», чья цель – защита Кореи».

  • http://avidreaders.ru/book/koreyskie-legendy.html
  • http://fb.ru/article/380203/koreyskaya-mifologiya-personaji-legendyi-i-mifyi
  • http://knigism.net/view/57398

Смотрите видео: Японская мифология: Кицунэ — лиса оборотень

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.

×
Рекомендуем посмотреть